На часах 4:18 утра и в этот ранний час большой торговый комплекс овеян тишиной и покоем. Но эта тишина обманчива – стоит только заглянуть за угол и можно увидеть, как расположенное здесь агентство по найму временного персонала постепенно начинает заполняться пришедшими в поисках работы людьми. Вот в агентство заходит Роза Рамирез (Roza Ramirez), как она это делает практически каждое утро на протяжении последних шести лет. Войдя в помещение Роза первым делом записывается у распорядителя и усаживается на один из пластиковых стульев, которыми уставлен весь офис, в ожидании своей очереди – в ближайшие три часа администраторы будут распределять людей на работы, выкрикивая имена тех, кто сможет сегодня заработать. Роза сидит и терпеливо ждет, когда подойдет ее черед получить назначение на работу.

А в это время по всей стране на улицах, перекрестках и в магазинах собираются рабочие в ожидании автобусов, которые должны забрать и отвезти к их месту работы, находящееся, зачастую, за многие километры от города. Некоторые автобусы забиты до такой степени, что людям приходится усаживаться на ящики, на колени своих соседей по автобусу или даже ложиться на пол, предоставляя другим работникам отличную возможность постоять на другом человеке по пути на работу.

Это не Мексика. Это не Гватемала или Гондурас. Это Чикаго, Нью-Джерси и Бостон.




(принципиальная схема аттракциона "запихай 17 человек в минивен")


Все эти люди не простые поденщики, ожидающие случайных заработков – это штатные сотрудники агентств по найму временного персонала, которые встроены в производственную цепочку крупнейших компаний Америки - Walmart, Macy's, Nike, Frito-Lay. На своих рабочих местах они изготавливают для нас замороженную пиццу, сортируют и перерабатывают наш мусор, нарезают за нас овощи и чистят для нас импортированную в нашу страну рыбу. Эти рабочие разгружают одежду и игрушки, изготовленные за рубежом, упаковывают их и расставляют на полках наших магазинов. Временные работники так же важны для глобальной экономики, как морские контейнерные перевозки и азиатские работники швейных фабрик.

Многие из этих людей получают минимальную зарплату, арендуют комнаты в захудалых домах, питаются одними бобами и картошкой, получают помощь в фуд-банках и пользуются медицинской помощью за счет налогоплательщиков. Они почти никогда не получают премии за свою работу и практически не имеют шансов на продвижение по службе.

Временная работа постепенно становится основной занятостью населения на всей территории США и это приводит к появлению эффекта, который исследователи называют не иначе, как «города временщиков» (temp towns). Такое название происходит из-за того, что такие города, зачастую, заселены латиноамериканцами, тесно сотрудничающими с агентствами по найму временного персонала. С другой стороны, в таких городах даже белому или чернокожему населению с достаточно высокой квалификацией практически невозможно найти работу на фабрике или складском терминале в обход агентств по найму временного персонала.

В июне Министерство труда (Labor Department) сообщило, что в стране на временной работе занято 2 млн. 700 тыс. человек и это является абсолютным историческим рекордом. По предоставленным государственными службами данным видно, что начиная с середины 2009-го года, около одной пятой части от общего количества новых рабочих мест было создано за счет использования временной рабочей силы. Однако, по данным организации American Staffing Association масштабы использования временной рабочей силы намного выше, чем это представлено в государственных сводках: каждый десятый работник в США ищет работу через агентство по временному найму персонала. 

Пик использования временных работников пришелся на начало 2000-го года, за которым последовал спад во время Великой Рецессии, но темпы роста числа использования временных работников в десять раз опережают рост занятости в частном секторе – «темпы использования временной рабочей силы превышают показатели времен экономического роста начала 90-х», заявляет American Staffing Association.  

Подавляющий рост числа временных рабочих мест пришелся на сегмент «синих воротничков» - складских и фабричных работников. Нынешняя ситуация напоминает давнюю историю использования на предприятиях временных работниц, или как их называли, «Девушек Келли» (Kelly Girl), а пока один из двадцати работников занимает рабочее место на временной основе.

В последнее время все больше отраслей промышленности применяют методы организации рабочего процесса, при которых происходит попытка изменения парадигмы трудовых отношений или сокрытие подобных отношений между работником и работодателем.

Несколько агентств по найму и использованию временного персонала, подобных Adecco и Manpower, числятся сейчас в списке крупнейших работодателей США, а компания Kelly Services, согласно некоторым данным, по количеству сотрудников уступает лишь Walmart-у.

«Мы наблюдаем за тем, как все больше и больше отраслей пытаются изменить модель взаимоотношений работник – работодатель, либо скрыть наличие этих отношений», говорить Мэри Бет Максвелл (Mary Beth Maxwell), высокопоставленный чиновник Министерства Труда. "Такая ситуация, конечно, далеко не нова, но она развивается с пугающей скоростью. За последние 10-15 лет все большая часть работников начинает работать по временной схеме, что приводит к их большей социальной незащищенности и уязвимости".

Система агентств по найму и использованию временного персонала избавляет компанию-заказчика от необходимости выплаты различных компенсаций, страховок от безработицы, профсоюзного движения и заботе о том, что работники имеют гражданство США или имеют официальное разрешение на работу в стране. Согласно данным федеральных властей и исследовательских компаний подобные подходы к производственному процессу оборачиваются для временных работников высоким уровнем травматизма, неоплачиваемым временем вынужденного ожидания или простоя и наличием системы штрафов и сборов, которые уменьшают и без того низкую зарплату работников. 

Рост числа «синих воротничков», работающих на временной основе, позволяет объяснить один из самых тревожных аспектов неуверенного восстановления экономики. Несмотря на хорошие показатели фондового рынка и общий экономический рост, большое количество работников вынуждены работать неполный рабочий день или по схеме временного найма. Эта тенденция усиливается все увеличивающимся неравенством в уровне доходом, когда работники с низкой или средней оплатой труда сталкиваются со стагнацией и даже снижением своих доходов. В среднем, временные работники получают на 25 процентов меньше, чем постоянные работники. 

Многие экономисты предсказывают дальнейший рост числа временных работников, обусловленный во многом тем, что работодатели будут пытаться уйти от расходов на здравоохранение для постоянных сотрудников, которые возлагаются на них проводимой реформой здравоохранения. 

«Города временщиков»

Роза, 49-летняя иммигрантка из Мексики, была временным работником на протяжении последних двенадцать лет. Она упаковывала бесплатные образцы для компании Walmart, дисплеи для Sony, рекламу для Marlboro, работала на линии по производству воздушных фильтров для ВМС США и собирала в коробки учебники для элитных колледжей и университетов. И ни на одной из этих работ, она не смогла получить постоянного места.

Да что там постоянное место, если даже такую работу, как упаковщица бритвенных приборов для компании Phillips, она получает с большим трудом. Для начала, ей необходимо в 4:30 утра отметиться в офисе агентства на Ганновер Парк, штат Иллинойс, и ждать своей очереди для распределения на работу. Если ей повезет, и она услышит свое имя от администратора, Розе еще надо будет на автобусе добраться до ее места работы. И несмотря на то, что ее официальный работодатель Staffing Network уже распределил ее на работу, она не получит оплату до тех пор, пока в 6:00 не займет свое место возле конвейера. 

В округе Кейн, штат Иллинойс, где проживает Роза, приходиться по одному временному работнику на четырнадцать работников из постоянного штата. Такая высокая концентрация временных работников наблюдается в Гранд-Рапидс, штат Мичиган; графстве Миддлсекс, Нью-Джерси; Мемфис, штат Теннеси; Инланд Эмпайр, Калифорния; и округе Лехин, штат Пенсильвания. А в Нью-Джерси белые фургоны, проезжая через старый венгерский район Нью-Брансуик, подбирают временных работников и отвозят их в агентства по найму и использованию временного персонала, расположенных на  Френч стрит. Одно из агентств по найму и использованию временного персонала раз в неделю открывает свое представительство в конференц-зале мотеля города Джолиет (штат Иллинойс) и обеспечивает поставку рабочей силы для логистических компаний, работающих по подрядам Walmart-а. В округе Гринвилл, Южная Каролина, где расположен американский завод компании BMW, на двенадцать постоянных работников приходится один временный, а десять лет назад один временный работник приходился на двадцать два человека из постоянного штата.

В «городах временщиков» обычным делом являются склады, на которых официально никто не работает. Временные работники, со своей стороны, утверждают, что они работают на одном и том же месте день за днем на протяжении достаточно продолжительного периода времени. Так, Хосе Мигель Рохо каждый день на протяжении восьми лет занимался упаковкой замороженной пиццы для одного из поставщиков Walmart-а, но стоило ему прошлым летом получить производственную травму, как он тут же потерял свою работу. Компания Walmart в своем заявлении уточнила, что Хосе Рохо не был их сотрудником и что соблюдение правил безопасности на работе лежит на поставщиках.

Ко всему прочему, в некоторых отраслях большое количество постоянных работников были заменены временной рабочей силой и сейчас один из пяти работников, занятых в упаковке и перемещении грузов, работает по временной схеме. Что касается автомобильных заводов, то можно сказать, что в команде монтажников из шести человек один человек будет временным работником.

Надо отметить, что многие агентства по найму временного персонала выполняют полезную задачу – они помогают компаниям пережить сезонные подъемы и спады в производстве и обеспечивают необходимую гибкость во времена неопределенности. Существует мнение, что временные сотрудники имеют возможность попробовать себя на новой работе, получить необходимые им навыки и перейти на рабочее место с полной занятостью.

«Я думаю, что наша отрасль выполняет важную роль для экономики Северной Америки, ведь мы даем людям работу», говорит Рэндалл Хэтчер (Randall Hatcher), президент компании MAU Workforce Solutions, обеспечивающей временной рабочей силой автозаводы BMW. «Если сотрудника, к примеру, увольняют с работы А, то он может перейти к работодателю Б, у которого есть вакантное место. У людей появляется возможность получения разнообразного опыта и в результате всего этого работнику легче определиться в том, какой тип работы подходит ему больше других».

«Сейчас компании ценят «гибкость» в подходах. Гибкость это тогда, когда, есть возможность позвонить по телефону и сказать «Мне нужно 100 человек», добавляет Хетчер. Такой подход позволяет компаниям более точно планировать использование ресурсов для выполнения работы, чего очень трудно добиться при традиционных методах хозяйствования.

Однако в последнее время многие компании начали трактовать подобную модель хозяйствования слишком вольно и до предела размыли определение «временная работа».

Сейчас в стране работает по крайней мере 840 тыс. временных работников, этаких «Роз Рамирез»: они работают «синими воротничками» и зарабатывают менее двадцати пяти тысяч долларов в год, и это подтверждается анализом федеральных данных по трудоустройству портала ProPublica. Как сообщается в обзоре, проведенном организацией Staffing Industry Analysts, по мере развития экономики только порядка 30 процентов временных мест в промышленности перейдут в статус постоянных.

К 4:52 утра, стулья в агентстве Розы постепенно заполняются людьми и из-за нехватки свободных мест работники выстраиваются вдоль стен, сжимая в своих руках пластиковые пакеты с обедом. Из-за высокой белой конторки, доносится голос невидимого диспетчера, вызывающего первую партию рабочих: Мендоса, Росалес,  Центено, Мартинес ...

Подобную практику найма персонала Джордж Гонос (George Gonos), социолог из SUNY-Potsdam, называет современной версией системы «Shape-Up» при которой портовые грузчики приходили в док и ожидали получения работы от распределителя.

Однажды, после Дня благодарения 1960-го года Эдвард Мэроу (Edward R. Murrow) выпустил в эфир репортаж под названием «Постыдная жатва» (Harvest of Shame), в котором рассказывалось о бедственном положении сезонных работников, занятых на сельхозработах. Несмотря на то, что прошло уже много времени с момента выхода репортажа, но временные работники продолжают сталкиваться ровно с теми же проблемами, что были раньше – при процессе найма, пути на работу, условиях жизни и режиму питания. Даже с учетом инфляции сейчас временные работники, в том числе и Роза, зарабатывают примерно столько же, сколько и сельскохозяйственные рабочие пятьдесят лет назад. По иронии судьбы, некоторые из городов, показанных в репортаже Мэроу, сейчас застроены складами на которых трудятся временные работники.


Как и прежде, занятость меняться от сезона к сезону, только сейчас вместо сбора клубники, томатов и кукурузы, временные работники упаковывают конфеты ко Дню Святого Валентина, жарят мясо и индейку на День Памяти и День Благодарения, делают одежду и игрушки на Рождество.

Афроамериканское население составляет порядка одиннадцать процентов от общей численности рабочей силы, но при этом доля чернокожего населения доходит до двадцати процентов в сегменте временной работы силы. В свое время у чернокожего работника Вилли Пирсона (Willie Pearson), было постоянное рабочее место и полный рабочий день на заводе BMW в Южной Каролине, но с его слов, с 2005 года, он не видел ни одного человека, которого бы взяли на работу иначе, чем путем временного трудоустройства. "Компания говорит людям, что после шести месяцев они могут их нанять на постоянную работу, но в реальности только один человек из пяти сможет перейти на постоянное место работы», говорит Вилли.

Компания BMW никак не прокомментировала заявления Вилли Пирсона.

Другие двадцать процентов от общего числа временной рабочей силы составляют латиноамериканцы. Во многих «городах временщиков» существуют целые кварталы, заселенные нелегальными мигрантами, и агентства по найму и использованию временного персонала наладили работу с этим контингентом по причине его дешевизны и бесправия – в случае возникновения каких-либо проблем и отстаивании своих прав нелегально находящийся на территории страны временный работник сталкивается с риском депортации из страны.

«Акулы» рынка труда и «девушки Келли»

Многие люди считают, что использование временных работников стало ответом на постоянно меняющиеся тренды в мировой экономике и призвано заполнять новые ниши в производстве и торговле. Однако задолго до того, как появилось слово «аутсорсинг» в США уже работали компании, которые убеждали корпоративную Америку в бесполезности использования постоянной рабочей силы. 

Рост промышленного производства после Второй Мировой войны вызвал повышенный спрос на услуги офисных работников и, в первую очередь, секретарей и машинисток. В то время практически каждый штат имел свое собственное законодательство, препятствующее деятельности агентов по использованию рабочей силы, чья деятельность бурно развивалась в начале двадцатого века и сводилась к обложению непомерными сборами вновь прибывших иммигрантов из Европы. Тем не менее, представление агентств по найму временного персонала в качестве самостоятельной отрасли экономики позволило крупным компаниям пролоббировать на законодательном уровне изменение трудового законодательства таким образом, что оно перестало применяться к фирмам по найму временного персонала.

В 1960 году такие компании, как Kelly Services и Manpower, рекламировали свои услуги в качестве места работы для женщин, за счет которого домохозяйки могли обеспечить себе "карманные деньги", рассказывает Эрин Хаттон (Erin Hatton), социолог из Баффало и автор книги «Экономика временщиков» (The Temp Economy). Эти компании начали так же рекламировать основной мотив полезности использования временной рабочей силы, который остается актуальным до сих пор – снятие ответственности за работника со стороны компании-заказчика.

Эрин показывает журнальное объявление, датированное 1971-ым годом, на котором изображена картинка девушки с карандашом в зубах и надписью «Идеальная работница» (Never-Never Girl). В объявлении сообщалось о том, что использование «идеальных девушек» для выполнения работы имеет следующие преимущества (в оригинале обыгрываются значение слово Never, как "идеальный" и "несуществующий"):

она никогда не ходит в отпуск, никогда не просит о прибавке, ни стоит вам ни копейки во время вынужденного ожидания (когда нет работы – вы не платите за работника); она никогда не простывает, у нее нет межпозвоночный грыжи, у нее не болят зубы (по крайней мере не в  то время, когда она работает у вас!); вы не несете расходов по уплате налога по безработице или социальному страхованию (вам даже не надо возиться со всеми этими бумажками!); она не получает никаких дополнительных выплат (которые могут достигать до 30 процентов от заработной платы); она вас никогда не подведет (если наши работницы не могут выполнить ту работу, которую вы им поручаете – вы не оплачиваете наши услуги. Но мы уверены в квалификации и исполнительности наших работниц)

Карл Камден (Carl Camden), исполнительный директор Kelly Services, объясняет, что подобная реклама стала ответом на шовинистические взгляды, существовавшие в то время. «Работающая женщина была нетипичным явлением в свое время», добавляет он. «Именно поэтому подобная работа и не рассматривалась в качестве настоящей работы. Единственным социально приемлемым способом привлечения женщин на работу, стало позиционирование подобных рабочих мест в качестве одного из способа заработка денег к Рождеству и оказания помощи своей семье». Комментариев по ситуации от компании Manpower не поступало.

Со временем агентства по найму и использованию временного персонала начали активно развивать сегмент трудоустройства для «синих воротничков». Так, к концу 60-х годов, когда всего за десятилетие американская экономика выросла на 50 процентов, агентства по найму и использованию временного персонала стали активно придвигать идею замещения целых департаментов временными работниками. С точки зрения агентств по найму и использованию временного персонала, привлечение временных работников только для выполнения сезонных работ или в периоды нестабильности, было пустой тратой денег и они советовали перевести большинство работников на временную основу. Таким образом, основной штат компании должен был состоять, скажем, из пяти постоянных сотрудников, под управлением которых бы трудилось порядка пятидесяти временных работников, комментирует положение вещей Эрин Хаттон в своей книге.   

«Второе дыхание» практика использования временной рабочей силы получила в 90-е года, когда в промышленном производстве начал широко применяться подход «изготовление-точно-в-срок» (just-in-time) и это, в свою очередь, способствовало росту спроса на временную рабочую силу. Ко всему прочему, использование временной рабочей силы позволяло компаниям избегать лишней шумихи в средствах массовой информации при проведении сокращений персонала, ведь, как правило, если новости о сокращении персонала попадают в прессу - это может вызвать негативную реакцию со стороны конечного потребителя продукции. Но в случае использования временной рабочей силы можно списать сокращения персонала на сезонный спад в производстве и при этом обойти требования федерального законодательства, согласно которому работников нужно заранее предупреждать о предстоящих сокращениях.

Что касается текущей ситуации, то агентствам по найму и использованию временного персонала удалось пролоббировать изменение или пересмотр трудового законодательства в тридцати одном штате и сейчас работники потерявшие свое место не имеют право на получение выплат по безработице и вместо этого они должны вернуться в агентство для получения новой работы.

Не дрова везешь.

Роза занимает одну комнату в старом доме, на пол которой брошен дешевый матрас, а раздвижная  дверь отделяет ее комнату от прихожей. За свое жилье Роза платит 450 долларов в месяц напополам со своим сожителем, который работает укладчиком половых покрытий. Кухню и ванную комнату Розе и ее сожителю приходится делить с другой проживающей в этом доме семьей, а расставленные возле дверей ловушки защищают ее от крыс.



Роза приехала в Соединенные Штаты в 1997 году из мексиканского города Экатепек-де-Морелос (Ecatepec), где ей было трудно прокормить своих двоих детей на заработок от уличной торговли. Когда Роза узнала, что ее соседка наняла проводника для нелегального перехода границы, она присоединилась к ней, оставив своих детей на попечение семьи. Розе и ее подруге пришлось три дня идти по пустыне, чтобы выйти на место встречи, где их подобрал автобус и отвез сначала в безопасное место в Фениксе, а затем в город Кульман, штат Алабама.

Роза вспоминает, что к тому времени, как они с подругой, приехали в Кульман ее туфли были настолько дырявые, что первым дело она пошла магазин и отыскала себе в корзине для пожертвований новую пару обуви.

"Вначале я работала на птицефабрике и в ресторане и могла отправлять часть денег своим родственникам в Мексику", рассказывает Роза. Как и у многих других нелегальных иммигрантов, приехавших в страну в 90-е году, у Розы была постоянная работа. Однако, по причине экономического спада и закрытия производств большое количество нелегальных иммигрантов потеряли  постоянные рабочие места и вместо этого довольствоваться только случайными заработками.

Другая героиня нашего рассказа, Джудит Итурейлд (Judith Iturralde), вспоминает, что изменение ситуации по отношению к нелегальным иммигрантам, работавшим на постоянных местах, началось даже намного раньше, чем последовавший после событий 11 сентября 2001 года прессинг со стороны властей. Так, когда Джудит захотела вернуться на работу после перенесенной операции, ей отказали от места на том основании, что у нее нет документов. После отказа Джудит направили в агентство по найму временного персонала. Спустя некоторое время она вернулась на свое прежнее место, но уже в статусе временного работника и у нее, как и прежде, не было при себе необходимых документов.

Со временем Розе удалось накопить достаточно денег на то, чтобы съездить в Мексику за своими детьми и окольными тропами провезти их в Штаты. После переезда в США ее сыновьям удалось устроиться в качестве постоянных работников на склад пиломатериалов в Алабаме, но после того, как один из сыновей получил производственную травму их семье пришлось переехать в Чикаго в поисках лучшей доли. С тех пор Роза не смогла найти никакой работы, кроме временной.

На часах 5:03 утра и перед офисом компании Staffing Network первая партия временных работников ждет автобуса, который должен отвезти их на фирму Norelco, где они сегодня будут работать. Агентство утверждает, что предоставляет проезд к месту работы в качестве дополнительного бонуса, тогда как сами работники говорят о том, что подобный развоз позволяет агентству поставлять корпоративным клиентам нужное количество людей в определенное место и время. 

Большое количество муниципалитетов не имеют хорошей транспортной инфраструктуры для обеспечения проезда людей из рабочих кварталов к местам их работы, которые зачастую располагаются на территории бывших фермерских хозяйств. Необходимость в  перевозки большого числа людей привела к увеличению спроса на транспортные услуги и, зачастую, агентства по использованию временной рабочей силы арендуют автобусы для доставки работников. При этом в ряде городов временные работники заявляют, что сталкиваются с трудностями при погрузке в автобус, что для некоторых из них означает потерю работы. При этом, как правило, работники вносят плату за проезд от 7 до 8 долларов.

Рабочие описывают автобусы для перевозки людей, как очень опасное место для пребывания, когда в один фургон, рассчитанный на 15 человек, запихивают 22 работника. Один рабочий из Нью-Джерси даже нарисовал схему, как однажды агентства разместило 17 человек в минивене, используя в качестве сидений деревянные скамейки, детские сиденья и при этом трое работников вынуждены были ехать в скрюченном положении в багажнике.

«Нас набивают в автобус, как сельдей в бочку», говорит один работник из Иллинойса. «Мне даже иногда приходиться прикрикивать на них – «Не дрова везешь!»

Некоторые работники делятся воспоминаниями о том, как их забывали вовремя забрать с работы. Винсенте Рамос (Vicente Ramos) из Нью-Джерси, отец шестерых детей, рассказал, как однажды ему вместе с другими работниками пришлось идти три часа по ночной дороге из-за того, что за ними не приехал автобус.

«Мы изголодались, нас мучила жажда и мы едва-едва могли идти, когда возвращались к себе домой. В конце концов нам пришлось еще и заплатить за ту «поездку», сетует Рамос.

Новая экосистема временных работников

Часы показывают 5:20 утра и фирма Norelco затребовала себе дополнительных работников на сегодня, а в это время диспетчеры начинают отбирать людей для компании Start Sampling, занимающейся апробацией бесплатных образцов (шампуни, кофе, корм для кошек, и.т.д. и.т.п.) по заказу предприятий розничной торговли и производителей потребительских товаров.

Среди прочих вызывают некую Розу, и каждый раз героиня нашего рассказа Роза Рамирез, с надеждой прислушивается к выкрикам администраторов – но ее надежда быстро тает, как только она слышит не свою фамилию. Розе самой приходится идти к администраторам и справляться насчет работы, но они не могут ее обрадовать – работа будет только в том случае, если придет дополнительный заказ.

Не далее, как два месяца назад Роза побывала на собрании Трудового Общества Чикаго (Chicago Workers’ Collaborative), финансируемое религиозными организациями и различными фондами по борьбе с бедностью, а затем пришла и выступила с речью в офисе агентства. На этот шаг ее вынудило пойти то, что, несмотря на все ее усилия, Роза так и не смогла найти никакой другой, кроме временной, работы, которая до сих пор остается единственным источником ее заработка.

Здесь, в офисе агентства, стоя в окружении других работников, она произнесла свою речь, которую многие из присутствующих записывали на свои телефоны: "Меня зовут Роза Рамирес, и я хочу обсудить некоторые моменты, которые должны измениться в организации нашей работы".

"Прекратить практику, при которой работники вынуждены ждать начала смены, без соответствующей оплаты", зачитывает по принесенной с собой записке Роза.

"Разрешить работникам самостоятельно добираться до места работы по причине того, что некоторые люди не могут обеспечить присмотр за детьми в столь ранее время", продолжает свой список Роза.

Часть работников выглядит растерянной и настороженной, не зная каким образом события будут развиваться дальше.

Роза читает дальше: "Не заставляйте сотрудников зимой ждать автобуса снаружи офиса".

"Мы не хотим, чтобы нас перевозили в автобусах или грузовиках – нас набивают в них, словно сельдей в бочку», не прекращает свои требования Роза.

Вспоминая тот день, Роза говорит, что одновременно она чувствовала себя и победителем и побежденным.

"Я больше не могла вынести всех этих злоупотреблений – вокруг меня всюду люди, которые безропотно переносят издевательства над собой и поэтому, когда я выступала со своей речью, то наделась, что люди поддержат требования и постоят за себя. К сожалению, большинство людей просто промолчали», делится своими переживаниями Роза.

Кадровое агентство Staffing Network выпустило специальное заявление, в котором указало, что от временных работников не требуется являться рано поутру в офис компании для получения распределения, а многие работники получают распределение по телефону и могут самостоятельно добираться до своего места работы.

«Наша компания Staffing Network безукоризненно выполняет все необходимые требования законодательства и в качестве доказательства качества нашей работы можно сказать, что мы стараемся наладить долговременное сотрудничество с временными работниками и 65 процентов всего временного персонала работает с нашей компаний более одного года. Со своей стороны мы не чиним никаких препятствий к выражению требований со стороны временных работников», говорится в сообщении компании.

Что касается профсоюзов, то исторически они мало пересекались с временными работниками, и первым из элементов сотрудничества между этими силами стала взаимная договоренность о непредоставлении штрейхбрекеров во время проведения забастовок профсоюзных организаций. Однако, в 1985 году Федеральная Торговая Комиссия (Federal Trade Commission) постановила, что общественные организации не могут принуждать своих членов выполнять подобные требования и поэтому инициативы сотрудничества между профсоюзами и организациями временных работников сошли на нет.

«Профсоюзы занимают двуличную позицию по отношению к временным работникам. С одной стороны, часть профсоюзов ищет пути сотрудничества в временными работниками, но другая часть профсоюзного движения противиться этому и старается защитить постоянных работников от посягательств временщиков», поясняет экономист Харли Шейкен (Harley Shaiken) из Университета Калифорнии.

Уилл Коллет (Will Collette) в начале нулевых возглавлявший кампанию «Американской Трудовой Федерации» (American Federation of Labor and Congress of Industrial Organizations) против агентства Labor Ready, говорит, что невозможно создать профессиональную организацию для временных работников из-за большого разброса по отраслям и интересам, а недавно принятые законы еще сильнее связали руки профсоюзом.

Так, в 2004 году Национальный совет по трудовым отношениям (National Labor Relations Board) вынес решение о том, что временные работники не имеют права объединятся с профсоюзными организациями для заключения коллективных договоров с предприятиями. Единственным вариантом сотрудничества между временными работниками и профсоюзными организациями стало наличие прямой договоренности между агентством по использованию временного персонала и компанией-заказчиком по одобрению подобного сотрудничества между временными и постоянными работниками в части заключения коллективных договоров.

После принятия подобных законов часть агентств по использованию временного персонала стала позиционировать себя на рынке труда в качестве инструмента по избавлению своих заказчиков от профсоюзных организаций. К примеру, компания-изготовитель внедорожников Polaris прибегла к услугам агентства по использованию временного персонала Westaff, команда которого получила специальные инструкции по отслеживанию активности профсоюзной деятельности, включающей в себя «коллективные обсуждения вопросов без присутствия руководителей подразделений».


Несмотря на существующие ограничения, система подрядчиков и субподрядчиков извлекает огромные прибыли от использования труда временных работников. Например, оперативную деятельность двух складских терминалов компании Walmart на юго-западе Чикаго и на востоке Лос-Анджелеса, обеспечивает агентство по использованию временного персонала Schneider Logistics. При этом Schneider Logistics для выполнения работы, порученной компаний Walmart, активно привлекает сторонних субподрядчиков и другие агентства по использованию временного персонала.

Использование подобной «вложенной структуры» при организации своей работы позволяет компании Walmart избегать ответственности в тех случаях, когда регулирующие организации находят какие-то нарушения или когда работники пытаются подать в суд на компанию за нарушение условий по выплате заработной платы или условий труда. К примеру, когда надзорные органы Калифорнии во время аудита складского терминала на востоке Лос-Анджелеса в 2011 году обнаружили, что заработную плату работникам начисляют исходя из количества контейнеров, которые те успевают обработать, а не по часам, как это принято, на несколько субподрядных организаций были наложены большие штрафы. Компании Walmart и Schneider Logistics при этом избежали ответственности и не были подвергнуты разбирательствам.

Несмотря на то, что компании Walmart удается избегать ответственности при разбирательствах с регулирующими и надзорными органами, ей приходиться сталкиваться с общественным порицанием за использование подобных методов организации труда. По крайней мере, так комментирует положение вещей пресс-секретарь компании Walmart Брук Бьюкнан (Brooke Buchanan).

«Мы прилагаем все усилия, чтобы соблюдать нормы законодательства и требуем это от всех компаний, которые работают вместе с нами», резюмирует точку зрения компании Бьюкнан.

«Schneider Logistics относится с "достоинством и уважением" ко всем компаниям, с которыми ей приходится сотрудничать при выполнении заказов», написала нам в ответ по электронной почте пресс-секретарь Джанет Бонковски (Janet Bonkowski). "Все наши поставщики являются независимыми от нас организациями и когда мы привлекаем сторонние компании - мы требуем полного соблюдения всех необходимых законов и соблюдения деловой этики", дополняет свой комментарий Джанет Бонковски.

Однако, работая через целую вереницу «независимых субподрядчиков», некоторые временные работники получают заработную плату ниже законодательно установленного минимума и сталкиваются с уменьшением своего совокупного дохода на протяжении ряда лет.

Берто Гутьеррес (Berto Gutierrez), который работал на нескольких складах компании Walmart в городе Элвуд, штат Иллинойс, предоставил в распоряжение ProPublica копии своих расчетных листов за 2011, на основании которых он получал заработную плату от субподрядчика Walmart-а компании Eclipse Advantage. Проверка показала, что ему была начислена заработная плата в размере $ 57,81 за 12,5 часов работы, что составило $ 4,62 в час. Ни компания Eclipse Advantage, ни компания Schneider Logistics, ни компания Walmart не смогли дать объяснений по поводу заработной платы Гутьерреса.

В 2007 году Летиция Родригес (Leticia Rodriguez) поступила на работу в компанию Simos, выполнявшую на основе договора-подряда обработку заказов по Интернету для компании Walmart. Летиция говорит, что ей удалось устроиться на контракт руководителя подразделения с годовым окладом в $49, 500 и корпоративной страховкой.  Однако, когда Летиция в 2009 году отказалась выходить на работу в свой законный выходной – ее по-быстрому уволили.

Примерно через полгода Родригес вернулась на этот же склад, но в этот раз ей пришлось начинать с самой трудной и тяжелой работы – разгружать грузовики для одного из субподрядчиков компании Schneider Logistics. За эту работу она получала $15 долларов в час, но не прошло и года, как компания-подрядчик потеряла контракт от  Schneider Logistics.

Помыкавшись в поисках работы Родригес в конце концов смогла устроиться в компанию Eclipse Advantage. На этой работе она получала сдельную заработную плату, в зависимости от количества обработанного объема заказов и в среднем у нее выходило около $ 9,50 в час. Однако, через полгода компания Eclipse Advantage закончила работы по контракту и Родригес, наравне с другими временными работниками, потеряла свое рабочее место. С тех пор Родригес работает на "Союз Складских работников за справедливость" (Warehouse Workers for Justice), зарабатывая при этом $12, 000 в год.

Президент компании Eclipse Advantage Дэвид Симоно (David Simono) отказался прокомментировать ситуацию. Компания Simo, которая нанимала Летицию Родригес на постоянный контракт, так же уклонилась от ответа. Компания Walmart отказалась комментировать ситуацию с сотрудниками своих субподрядчиков, уточнив при этом, что предоставляет работникам возможности для профессионального роста.

«Происходит что-то ужасное»

Несмотря на то, что в секторе по использованию временной рабочей силы наблюдается определенный рост – это очень мало влияет на уровень жизни работников. Согласно данным федеральных надзорных и регулирующих органов, обработанных организацией ProPublica, агентства по использованию временной рабочей силы являются наихудшими работодателями по показателю выплат заработной платы. Обзор Департамента Труда за 2005 год, к примеру, показывает, что только 4 процента временных работников имеют личные пенсионные накопления или специальные пенсионные планы, предоставляемые работодателем. Под действие того или иного вида корпоративной медицинской страховки попадает всего 8 процентов временных работников, тогда как доля охваченных корпоративными программами страхования среди постоянных работников достигает 56 процентов. Понятное дело, что раз работодатели не предоставляют страховые и пенсионные программы для временных работников – они возмещаются за счет различных социальных выплат, т.е. за счет всех налогоплательщиков.


При таком положении дел никакая программа по обеспечению медицинским обслуживанием широких слоев населения, типа широко разрекламированной Obamacare, не исправит ситуации. Дело в том, что согласно нормативным актам работодатель обязан предоставить программы по медицинскому страхованию только тем работникам, которые работают на него не менее 30 часов в неделю. Однако, под давлением со стороны агентств по использованию временного персонала, Налоговая служба США приняла решение, что работодатель имеет право в срок до одного года оценить соответствие сотрудника этому условию.

Хотя основные положения реформы здравоохранения должны вступить в силу в 2014 году - уже в 2013 году появился целый ряд признаков, показывающий быстрый рост сектора временной рабочей силы. Так, компания TempWorks, специализирующаяся на продаже программного обеспечения для расчета заработной платы, говорит, что в последнее время заказы на поставку ПО агентствам по использованию временной рабочей силы бьют все рекорды. Агентства при этом уточняют, что бурный рост заказов с их стороны вызван опасениями от введения  в действие плана по реформированию системы здравоохранения, более известный, как Obamacare.

Ко всему прочему, в отличие от других отраслей, федеральное правительство не ведет статистический учет производственных травм, полученных сотрудниками при работе на агентства по использованию временного персонала. Тем не менее, специальное исследование, проведенное в штате Вашингтон, показало, что в таких отраслях, как строительство и промышленное производство, временные сотрудники получают производственные травмы в два раза чаще,  чем постоянные работники.

В апреле этого года федеральное Агентство по Охране труда и Здоровья (Occupational Safety and Health Administration) объявила о намерении собирать информацию по процедурам обеспечения безопасных условий труда для временных работников. "Работодатели, с нашей точки зрения, не вкладывают средства в обеспечение безопасности на рабочем месте и не проводят надлежащей подготовки для временных работников. Я полагаю, что мы становимся свидетелями какой-то ужасной ситуации с обеспечение безопасных условий труда для временных работников", говорит директор Агентства по Охране труда и Здоровья Дэвид Майклс (David Michaels).

Так, в декабре 2011 года в Чикаго скончался временный сотрудник, ошпаренный раствором лимонной кислоты. Фабрика по производству кремов и шампуней, на которой работал скончавшийся сотрудник, не смогла вызвать экстренные службы спасения, даже тогда, когда после полученного химического ожога с человека стала слезать кожа.

В августе 2012 года в городе Джексонвилль временный работник на фабрике по изготовлению стеклотары был задавлен насмерть, когда его начальник приказал ему вычистить стекло из под машины, при помощи которой происходила укладка и перемещение груза. Как показало расследование произошедшего инцидента, погибший работник не прошел специальное обучение для выполнения этой работы. В январе этого года один из сотрудников фабрики по изготовлению бумаги в городе Шарлот, штат Северная Каролина, при чистке внутренности контейнера для хранения химикалий умер от отравления ядовитыми парами.

«В сфере использования временной рабочей силы происходят какие-то непонятные вещи и, судя по всему, требуется прямое вмешательство регуляторов», комментирует ситуацию Дэвид Майклс.

Закон о временных работниках

За последние два десятилетия членами Конгресса был внесен целый ряд законопроектов, направленных на защиту временных работников, но ни один из них не был принят. Подобное сопротивление принятию законов о защите временных работников наблюдается не только на уровне федерального правительства, но и отдельных штатов.


Однако, несмотря на все препоны, временные работники не собираются отступать и некоторые из общественных организаций, защищающих их права, очень надеются на то, что принятый в январе этого года в штате Массачусетс "Закон об информировании временных работников» (Temporary Workers Right-to-Know Law) может быть использован в качестве образца другими штатами. 

Согласно закона агентства по использованию временного персонала обязаны информировать  своих работников в письменном о том на какую компанию они будут работать, сколько они будут получать за свою работу и какие средства защиты для обеспечения безопасного труда им необходимы. Закон так же ограничивает сборы за транспортировку работников к месту работы и запрещает начисление заработной платы ниже установленных норм. В том случае, если по направлению агентства работник съездил на работу «вхолостую» - агентство обязано возместить ему полагаемую по закону оплату за вынужденный простой.

Относительно недавно похожие законы были приняты в штатах Нью-Джерси и Иллинойс, но организация American Staffing Association, представляющая интересы агентств по использованию временного персонала, препятствует принятию подобных законодательных актов в штатах Нью-Йорк и Калифорния. «С нашей точки зрения, все законы, которые применяются к обычным работникам, могут применяться и временным работникам и в принятии новых нормативных актов нет никакой необходимости», комментирует ситуацию главный консультант ASA Стивен Двайер (Stephen Dwyer).

Но даже в тех штатах, где были приняты законы, защищающие временных работников, наблюдается нарушение трудового законодательства. Законы штата Иллинойс, например, запрещают агентствам по использованию временного персонала взимать плату с работников за провоз к месту работы. Однако, налагаемые по закону ограничения, агентства обходят при помощи т.н. raiteros – специальных компаний, выступающих в качестве местных представителей агентств и взимающих плату с работников за транспортные услуги. Закон также требует, чтобы агентства предоставляли работникам информацию о месте работы, почасовой заработной плате и оборудовании, необходимом для обеспечения безопасных условий труда. Мы опросили более 50 временных работников из Чикаго, на предмет соблюдения этих условий, и только малая часть из них сказала, что получили подобную информацию от своих работодателей. 

Проезжая по пригородам Чикаго, Роза показывает рукой в сторону красивых домов из красного кирпича.

"Я всегда мечтала иметь такой домик», говорит она.

На вопрос о том, не думала ли она о том, что когда-нибудь сможет купить себе такой дом, Роза рассмеялась.

"Зарабатывая $8,25 в час? Не думаю, что я смогу себе это позволить", усмехается она.

Вернувшись в офис своего агентства, Роза продолжает ждать своей очереди для распределения на работу, и вместе с ней так же терпеливо ждут еще порядка 50 человек.

Около 6 утра, она снова справляется у диспетчера по поводу работы, но все что тот может ей ответить –  нужно еще немного подождать.

Диспетчер, в итоге, говорит Розе, что на сегодня работы больше нет.

Перевод статьи The Expendables: How the Temps Who Power Corporate Giants Are Getting Crushed

Статьи по теме:

Китай одновременно празднует и осуждает режиссера Хлою Чжао, получившую «Золотой глобус» за фильм «Страна кочевников»

(с) Alexander Stikhin