В связи с тем, что сто лет назад произошла целая цепь достаточно интересных событий (да, в общем-то, и сейчас недостатка в интересных событиях как-то не ощущается), которая привела к беспрецендентной по своей длительности остановке самой главной торговой площадке США - Нью-Йоркской фондовой бирже, хотелось бы рассказать про это поподробнее, но из-за загруженности придется рассказывать о событиях вековой давности очень коротко и в ритме вальса.

С учетом достаточно большого количества материала я буду постепенно обновлять пост (насколько позволят ограничения ЖЖ), чтобы не плодить сущности без необходимости.

Предварительная вводная

31 июля - 1 августа 1914 года в США произошло событие, которое остается беспрецендентным до сего дня - свои двери закрыла Нью-Йоркская фондовая биржа (ну и до кучи - закрылась так же и Лондонская биржа и многие европейские с ней заодно). Такое, в принципе, случалось и ранее - в 1873 и 1901 годах, но в 1914 году биржа не работала целых четыре с половиной месяца (!!!).


Вот как эти события описываются в книге The war and Wall street (автор - Уильям Ван Антверп, William C. Van Antwerp. Книга на русском языке не публиковалась)


The Stock Exchange.

One of the very first things that happened when the war burst was the paralysis of the world's Stock Exchanges. The Bourses at Toronto and Madrid closed July 28th; those at Vienna, Budapest, Brussels, Antwerp, Berlin and Rome on July 29th; St. Petersburg, Montreal and all South American centers July 30th. The Paris Bourse, gorged with huge masses of unsalable Balkan loans and Russian industrials in addition to their own new Government loan, was so deluged by sales that a market no longer existed. Accordingly the Coulisse and later the Bourse itself was closed, thus throwing all the world's sales of securities on the Exchanges of London and New York. For the first time in its history the London Exchange, unable to withstand such a torrent of liquidation, closed its doors at 9:00 a. m., July 31st, after the announcement of several failures.

The Stock Exchange in New York alone remained open. When the Governors of our great Exchange gathered together on that eventful morning they were burdened with responsibilities of the utmost gravity. While aware that it would be a splendid achievement to continue business alone among the great security markets of the world, they realized none the less that the overnight accumulation of selling orders from every quarter of the world would impose upon brokers, investors, speculators and bankers a strain that could not be borne. Everybody wanted to sell in New York because there was no other place to sell. Over-night orders revealed a frantic state of mind, and this was especially true of cables. There was no price limit. "Sell at the market," was the word, and utter demoralization the prospect. Europe alone owns $6,000,000,000 of our securities. Even if one-fifth or one-tenth of these holdings were unloaded on New York with such suddenness, we could not have absorbed them, nor could we have found a way to pay for them in the circumstances that then prevailed. Literally standing to be shot at, with the certainty of a panic unparalleled in its consequences to American business and industry, the Governors decided, at fifteen minutes before ten, to close the Exchange. Their action calls for nothing but praise; its importance to the whole community is beyond discussion.


Если коротко - как только в Европе (и мире) поняли, что в Старом Свете серьезно запахло порохом - тут же стали падать финансовые рынки и одна за другой закрываться европейские биржи (включая одну из крупнейших - Лондонскую). В итоге, все это закончилось тем, что в последних числах июля месяца 1914 года в мире осталась только одна большая торговая площадка - Нью-Йоркская фондовая биржа, через которую можно было быстро реализовать активы и получить под эти активы деньги, которые ВНЕЗАПНО понадобились европейским державам. Как показали последующие события, американцы продержались недолго и очень скоро вывесили белый флаг. Не надо, правда, при этом думать, что американцы сдались, свесили лапки и начали говорить "от нас все равно ничего не зависит" - даже в такое непростое время они начали действовать и запускать механизм торговых и финансовых операций со Старым Континентом практически с нуля.

Пикантность всей этой ситуации придает тот факт, что финансовый кризис 1914 года начинался в до-ФРСную эпоху, но для решения этой кризисной ситуации были применены механизмы, позволившие за очень короткое время впрыснуть в экономику необходимую предприятиям ликвидность и обеспечить рост экспорта американской продукции.

Берем кредиты сейчас - отдавать будем потом

Для того, чтобы понять, в какой ситуации очутились Штаты в начале прошлого века, необходимо обратить внимание на цифру в процитированном выше источнике - на момент начала кризиса 1914 года за европейцами было записано американских долгов на 6 млрд. долларов (в ценах 1914 года). По тем временам - это  просто гигантская сумма и, как это указано выше, даже сброс небольшой части этого долга привел к полному коллапсу американского валютного и фондового рынка. Как оказалось, американцы были не готовы к тому, что "эти проклятые европейцы решили устроить у себя заварушку" и перед США в полный рост нарисовалась неприятная перспектива полномасштабного спада в экономике.

При этом надо отметить, что такие гигантские долги США перед европейцами образовались не на пустом месте - в девятнадцатом веке освоение Нового Света шло полным ходом и европейцы с удовольствием инвестировали в американские предприятия. После окончания Гражданкой войны у США не было особых ресурсов, чтобы вкладывать свои собственные средства в экономику - тут-то и подсуетились ушлые представители Старого Света, поспешившие пристроить свои инвестиции в надежные американские проекты. Поэтому когда говорят о том, что в девятнадцатом веке в Штатах произошла мощная индустриализация, не нужно забывать о той роли, которую сыграли европейские деньги во всем этом деле.

Главное - поймать момент

Одной из главный статей американского экспорта в девятнадцатом веке была продукция сельского хозяйства - хлопок, зерно, мясо, но вложения европейских инвесторов не прошли даром и к 1910 году американцы серьезно подкачали мускулы в промышленном производстве. Вот как в исследовании Дартмутского колледжа (Ганновер) "Explaining America’s Surge in Manufactured Exports, 1880-1913" описывается процесс трансформации США из сельскохозяйственного захолустья, в промышленную державу (данные исследования на русском языке не публиковались)


One indicator of a country’s economic growth and development is its transition from exporting raw materials and primary products to exporting processed materials and manufactured goods. The United States went through this transition in the period from 1895 to 1910. For most of the nineteenth century, the United States had a strong comparative advantage in agricultural goods and it exported mainly raw cotton, grains, and meat products. In the mid-1890s, however, America’s exports of manufactures surged. Manufactured goods jumped from 20 percent of U.S. exports in 1890 to 35 percent by 1900 and nearly 50 percent by 1913. As Figure 1 illustrates, the United States suddenly and rapidly shifted from being a large net importer to a net exporter of manufactured goods between 1890 and 1913. In just two decades, the United States reversed a century-old trade pattern based on its specialization in agricultural products.





(Табличка из отчета)


Несмотря на то, что американцы подтянули промышленное производство, достаточно большую часть экспорта составлял хлопок (22,5% в 1913) и это приводило к тому, что американские производители сельскохозяйственной продукции активно залезали в долги зимой и летом, чтобы профинансировать производственные процессы и обеспечить поступление выручки (расплатиться с кредиторами) весной и осенью. Как назло, паника на финансовых рынках разразилась в летний период 1914 года, на который приходился пик заимствований американских сельхозпроизводителей и американское правительство с одной стороны столкнулось с необходимостью обеспечения требований своего крестьянства (которым требовались деньги для обеспечение финансирования производства), а с другой - с требованиями промышленных и финансовых компаний по оплате долгов европейцам (которым требовались деньги для оплаты счетов).

В общем, стало ясно - нужно переходить к активным действиям и пытаться впрячь в одну упряжку представителей сельскохозяйственного Юга и промышленного Севера, у которых подход к деньгам был диаметрально противоположным аж с самого основания страны.


Краткая историческая справка

Как известно, Отцы основатели США умудрились заложить в фундамент нового государства абсолютно разные подходы к государственному устройству в целом и финансовому обращению в частности. Двумя столпами, на которых покоятся эти противоборствующие идеи, являются Томас Джефферсон, ратовавший за создание "республики свободных фермеров" и Александр Гамильтон, выступавший за создание сильного финансово-промышленного государства по английскому образцу.

Одной из центральных тем противостояния этих двух идей, как не трудно догадаться, стали вопросы организации денежного обращения, выбора "единственно правильного" стандарта (золотого, серебрянного или биметалического), использования бумажных денег и создания центрального банка. Стоит отметить, что в момент создания США, как государства, новая страна свободно использовала золотую и серебрянную монету, но во время Гражданской войны федеральной администрации пришлось приостановить расчеты с использованием драгоценных металлов и запустить в обращения первые бумажные деньги (не считая ранних Континенталов).

После окончания Гражданской войны перед американцами встал вопрос - каким образом восстанавливать денежное обращение, пошатнувшееся за время боевых действий и какой стандарт выбрать в качестве основного. С учетом того, что на внешних рынках активно использовался золотой стандарт американское правительство и крупный бизнес восточных штатов стали активно лоббировать введение именно этой формы расчетов. Закончилось это все тем, что в 1873 году серебрянная монета вообще перестала чеканиться и последняя четверть девятнадцатого века ознаменовалась решительной борьбой представителей "республики свободных фермеров" и финансово-промышленных групп за введение "правильной" системы расчетов.

Дело в том, что после окончания Гражданской войны и водворения мира, сельское хозяйство в США, равно как и другие отрасли, сделало огромный рывок вперед. Но, как оказалось, у медали было две стороны - быстрой рост производства в сельском хозяйстве привел к тому, что продукции выпускалось все больше и больше, а цены на нее все падали и падали. Необходимость в увеличении валовой продукции означало использование разорительных способов культивации почвы, что приводила к росту производственных издержек и, соответственно, себестоимости конечного продукта. Более того, конкуренты тоже не спали - Австралия, Канада и страны Южной Америки с готовностью поставляли на внешний рынок продукцию сельского хозяйства, но американским фермерским хозяйствам приходилось закупать у себя в стране промышленную продукцию и предметы первой необходимости у американских же компаний, находившихся под сильной государственной опекой. Ко всему прочему, большие объемы сельхозпродукции на дальние расстояния можно было перебрасывать только по железной дороге, которая, беззастенчиво пользовалась монопольным положением и ломила конские цены за перевозу. Тарифная политика федерального правительства США, политика промышленных трестов и железнодорожных компаний привела в итоге к так называемой "Тарифной войне". Вот, что по этому поводу пишет в своем классическом труде "THE TARIFF HISTORY OF THE UNITED STATES" Френк Уильям Тауссиг (книга на русском языке не публиковались)


The cause of this state of things is to be found in the economic condition of the country from the end of the war till after the panic of 1873. The prices of manufactured goods were then high, and imports were large. On the other hand, exports were comparatively small and the prices of grain and provisions low. The agricultural population was far from prosperous. The granger movement, and the agitation against the railroads, were one result of the depressed condition of the farmers. Another result was the strong feeling against the tariff, which the farmers rightly believed to be among the causes of the state of things under which they were suffering.


Последней каплей народного возмущения была высокая стоимость денег - фермерам приходилось основательно залезать в долги, но для возвращения одной и той же суммы денег (долга) приходились производить все больше и больше продукции, цены на которую постоянно падали. В западных штатах не было особо крупных банков и поэтому фермерам приходилось идти на поклон к банкирам с Атлантического побережья, которые тоже не особо стеснялись и драли с крестьян три шкуры.




(Принципиальная схема действия системы)
 

Не трудно догадаться, что фермеры не питали особой любви ни к своему федеральному правительству, ни к банкирам с Атлантического побережья и именно это недовольство вылилось в создание первых общенациональных организаций фермерских хозяйств, вошедших в историю под названием "грейнджеры" (The granger movement). Одним из самых главных требований фермеров к "родному правительству" было требование о параллельном хождении золотой и серебрянной монеты и это стало серьезной заявкой представителей фермерского сословия на перехват контроля над федеральным правительством, находившегося под сильным влиянием финансово-промышленных групп восточных штатов.




(Один с сошкой - семеро с ложкой)


Попытка перехвата инициативы окончилась безуспешно и Актом Конгресса от 14 марта 1900 года в финансовой системе США  был установлен золотой стандарт (Gold Standard Act of 1900), определяющий фиксированную стоимость тройской унции золота на уровне $20.67.




(Хвост вильнул собакой)




"Золотой вопрос"

Судя по гневным статьям в интернете, американское золото многим гражданам не дает спать спокойно, а некоторые "бдительные алармисты", понабрав левых слухов,  уже рассказали о том, что все золото США является фальшивым. Но в 1914 году подобной ерундой мало кто забивал себе голову и на повестку дня был вынесен вопрос - как, собственно говоря, обеспечить обмен валют в условиях паники на финансовых рынках, вымывания резервов и сильных курсовых колебаниях?

Итак, как видно из приведенной выше исторической справки, финансово-промышленные группы Восточных штатов смогли установить в качестве основного метода международных расчетов золотой стандарт. Расчеты при использовании такого метода, проводятся следующим образом - каждая страна определяет цену одной тройской унции золота в своей валюте и затем эти установленные курсы используются при взаиморасчетах. Естественно, что при введение в действие такого метода расчетов, каждая страна принимает на себя обязательство по свободному обмену своей валюты на золото. В этом случае нет никакой необходимости перебрасывать тонны золота из одного места хранения в другое (внутри одной страны) - даже в основу расчетов в золоте, как ни крути, положен принцип доверия (читай - обещаний оплаты своих долгов в виде драгоценных металлов).

Тем не менее, когда речь заходит о международной торговле - появляется необходимость переправлять партии золота между странами-партнерам для выравнивания торгового баланса. Так случилось и в июне 1914 года, когда американцам потребовалось отгрузить 38 миллионов долларов золотом и затем добавить еще 67 миллионов в июле и октябре. Вот какие данные приводятся в капитальном труде "BANKING AND MONETARY STATISTICS"




(данные статистики по золотому запасу США)


Такой всплеск активности по вывозу золота не был случайным и был связан с выводом капиталов англичанами и серьезным проседанием курса доллара по отношению к фунту стерлингов. Дело в том, что главным торговым партнером бывшей мятежной колонии Великобритании была ее же собственная метрополия и поэтому основной обмен валют был связан с парой "доллар - фунт стерлингов". На момент паники, как мы помним, одна унция золота стоила 20,6718 доллара США, а та же самая унция золота стоила 4,247727 фунта стерлингов.

Путем нехитрого деления можно получить "официальный" курс доллара к фунту стерлингов: 20,6718 / 4,247727 = 4,8665 доллара за 1 фунт стерлингов. Но как только англичане стали сбрасывать американские бумаги и требовать оплату золотом - курс доллара тут же пошатнулся относительно фунта стерлингов. Сухие статистические таблицы не передают, конечно же, всего драматизма ситуации, но каждый кто пережил август 1998 года поймет, что чувствовали американцы в августе 1914-го. Ситуация с массовым сбросом американских активов и выставление требований по оплате долгов золотом приводила к тому, что чем больше золото покидало Америку, тем меньше его оставалось в американской банковской системе и такая ситуация грозила перерасти в полномасштабный банковский кризис внутри США.




(английская атака на доллар)


Столкнувшись с ситуацией массового сброса американских ценных бумаг и вывоза золота за рубеж американское правительство, совместно с представителями бизнеса, решило остановить "это безобразие" и для того, чтобы прекратить панику на рынках первым делом прикрыло нью-йоркскую фондовую биржу. Приостановка работы биржи позволила, конечно, выиграть время и перевести дыхание при расчетах с "портфельными" инвесторами, но нерешенными оставались еще два важнейших вопроса: 1) долги корпораций и муниципалитетов; 2) обеспечение ликвидности в банковской системе.

Корпоративные и муниципальные долги

Как было сказано выше, американское правительство, столкнувшись с массовым сбросом американских ценных бумаг, приостановило деятельность крупнейшей торговой площадки страны - Нью-Йоркской фондовой биржи. Это позволило временно решить проблему отсечения паникующих инвесторов от фондового рынка и снижения цен на американские активы, но, однако, никто не отменял корпоративные и муниципальные долги, которые должны были быть оплачены, как того требовали графики погашения.

Как всегда, в самый ненужный момент нарисовался еще один неприятный факт - город Нью-Йорк задолжал англичанам и французам 80 миллионов долларов, которые должны быть оплачены до конца 1914 года. Вот что по этому поводу пишет Бенджамин Андерсон (BENJAMIN ANDERSON) в своей книге "Economics and The Public welfare. FINANCIAL AND ECONOMIC HISTORY OF THE UNITED STATES, 1914-1946" (книга на русском языке не публиковалась):


A further unusual factor which complicated the situation was the fact that the government of New York City, seeking to escape the discipline which New York bankers had sought to impose in connection with the city's borrowing and their demand hat expenditures be curtailed or revenues be increased, had borrowed $80,000,00 on short term in England and France. With sterling exchange almost unobtainable the city's obligations abroad were in danger of dishonor. The New York banks came to the rescue of the city and undertook to provide the necessary sterling, but administered a spanking to the city officials which the latter accepted with due meekness.


Как видно из вышесказанного - даже несмотря на закрытие фондовой биржи долги никуда не делись и "с этим нужно было что-то делать" (с). Американцев, конечно, пугала перспектива отгрузки золота за границу - этот металл ВНЕЗАПНО понадобился всем - и иностранцам и своим собственным предприятиям и гражданам (ведь в ситуации с валютными "качелями" и общей неопределенностью всегда хочется "опереться" на что-то "твердое").

Потребность своих собственных граждан в "золотом обеспечении" тоже нельзя недооценивать - ведь от "набегов на банки" в 1907 году полегло много финансовых учреждений США и стоило только и в этот раз дать слабину - последствия могли быть самыми непредсказуемыми. Вот что по этому поводу пишут Элис Тальман (Ellis Tallman) и Джон Моэн (Jon Moen) в своем исследовании "Lessons from Panic 1907" (данное исследование на русском языке не публиковалось):




(скриншот из файла с текстом исследования)


В общем, в такой нервозной ситуации заботу о национальном кредите взяли на себя американские банкиры. Стало ясно, что для успокоения английских и французских кредиторов нужно отгружать золото. Для этого американскими банкирами было сделано две вещи:

1) сформирован "золотой пул" (Gold Pool) объемом в 100 миллионов долларов США
2) зафрахтовано немецкое судно Kronprinzessin Cecilie для перевозки золота в порты Великобритании и Франции - Плимут (Plymouth) и Шербур (Cherbourg)

Надо понимать, что даже в мирное время перевозка ценностей представляет собой нетривиальную задачу, а в условиях начавшейся мировой войны (де-факто) - такая задача и вовсе выглядит непосильной. Неудивительно, что когда американцы загрузили на немецкий корабль (!!!) 10 миллионов долларов золотом + 3,4 миллиона долларов серебром и 27 июля 1914 отправили его в Англию и Францию (!!!) - очень быстро выяснилось, что трансатлантические перевозки заблокированы. Немцы не рискнули идти через Атлантику на судне груженным золотом и серебром (да и само судно представляло большую ценность из-за его технических характеристик) и вернулись обратно в Штаты.

Вот краткая справки судебного разбирательства по делу судна Kronprinzessin Cecilie - "The Kronprinzessin Cecilie, 244 U.S."


This writ was granted to review two decrees that reversed decrees of the district court, dismissing libels against the steamship Kronprinzessin Cecilie. 238 F. 668; 228 F. 946, 965. The libels alleged breaches of contract by the steamship in turning back from her voyage from New York and failing to transport kegs of gold to their destinations, Plymouth and Cherbourg, on the eve of the outbreak of the present war. The question is whether the turning back was justified by the facts that we shall state.

После возвращения корабля в Штаты судно было интернировано, золото и серебро перевезено обратно в хранилища, а перед американцами в очередной раз встал вопрос - как вернуть долги европейцам при: а) неработающем валютном рынке; б) перекрытых морских путях

Итак, осознав что трансатлантические пути блокированы, а золото, тем не менее, как-то надо отдавать американцы пришли к очень простому и логичному выводу - по большому счету от них требуется не отдать долги, а продемонстрировать готовность отгрузки золота по требованию кредиторов. Как только американцы просекли эту фишку - тут же нашлось и решение - золото решили перевезти в Оттаву и поместить в недавно построенное Банком Англии хранилище. Вот что пишут на сей счет в исследовании "The American Gold Fund of 1914" (данные исследования на русском языке не публиковались)


Some, however, took the position that only obligations past due, or of a maturity in the not distant future, should be provided for, their contention being that the stocks and bonds which had been unloaded on our markets and were taken by us under compulsion were not yet due, and that although we were perfectly willing to pay for them we must be allowed reasonable time to make payment, not in gold, but by the shipment of commodities. Banking institutions had undertaken to make shipments of gold to London on their own account, but the ship carrying this precious cargo returned to America without having reached a European port. The resourcefulness of Great Britain, however, was soon demonstrated. Our government, as well as our financiers, were soon advised that gold shipped to Ottawa, Canada, and there delivered to the Treasury Department, could be accounted for by a counter-credit in London in pounds sterling at the market value. This resulted in a considerable movement from American banking institutions to Ottawa.


Более подробные данные по перевозке и дальнейшим расчетам между Великобританией и США через расчетный центр в Канаде можно взять в архивных документах Банка Англии (данные документы на русском языке не публиковались)




(архивные документы Банка Англии)


В общем-то, вот таким вот нехитрым образом, как отгрузка золота по поручению в соседнюю страну (без физического перемещения через небезопасную по случаю военного времени Атлантику), американцам и удалось сбить панику среди своих прямых кредиторов (в первую очередь - Великобритании).

Ликвидность в банковской системе



Продолжение следует...



(с) Alexander Stikhin