В одном из предыдущих постов рассматривал процесс разработки и ввода в эксплуатацию автоматизированной системы документооборота для судов штата Калифорния и чем все эти работы, собственно говоря, закончились. Сам калифорнийский проект, конечно, интересен, но он все же финансировался традиционными способами за счет бюджета штата и не оказал разрушительного воздействия на местную экономику.

Пример же разрушительной силы, как ни странно, отыскался на уровне муниципалитетов и хотя калифорнийский "апельсиновый округ" (Orange county) уже успел отличился в начале девяностых, то пример округа Джефферсон (Jefferson county) из штата Алабамы "выстрелил" прямо сейчас, став "крупнейшим в истории США" банкротством на муниципальном уровне.

On December 6, 1994, Orange County became the largest municipality in U.S. history to declare bankruptcy: The county treasurer had lost $1.7 billion of taxpayers’ money through investments in risky Wall Street securities. Accustomed to the “New York” model of fiscal stress in older cities with an eroding tax base, the political and financial communities were shocked. Here was a large, growing suburban area, with a reputation for affluence and conservatism, amassing a huge public debt through highly risky speculation in the financial markets and then refusing to honor its debts. Shocked as they were, most observers wrote this off as a fluke, caused by an underqualified county treasurer in a stranger-than-usual California county. It may have been a nasty surprise for Wall Street, they claimed, but not something that could happen again—even in Orange County.



А начиналось все в Алабаме, как это не удивительно, с благих дел в далеком 1993 году. Адвокат Барт Слоусон (Byron Bart Slawson), специализирующийся на делах связанных с окружающей средой, подал коллективный иск от граждан, проживающих в непосредственной близости от реки Кахаба (Cahaba river).

Суть иска заключалась в том, что во время затяжных дождей в реку попадали стоки из дренажной и канализационных систем, которая служила источником водозабора для местных жителей.

Судья поддержал требования истцов и обязал местные власти разработать план мероприятий по модернизации канализационной системы. К 1996 году стороны, вовлеченные в процесс обсуждения плана, пришли к соглашению о том, что округ потратит порядка 1.2 млрд. долларов США в ближайшие пятнадцать лет на модернизацию системы канализации и водоснабжения и это не смотря на то, что уже кое-какие работы в этом направлении велись. Суммы работы, правда, как-то не впечатляли - то-ли дело полномасштабная реконструкция на "цельный миллиард" :)

Back in 1992, while millions of gallons of raw sewage  and wastewater were being dumped into the Cahaba River, the Jefferson  County Commission had already become enamored with the idea of building  an $84 million super sewer. The project proposed routing a five-foot  sewer tunnel through over-the-mountain suburbs and into the largely  undeveloped Cahaba River Basin, from which Birmingham derives a major  portion of its drinking water. Slawson's lawsuit, and the resulting  Consent Decree, put an end to that project, or so people thought.  Without any public discussion of the matter, County engineers resumed  the project in 1999 and began tunneling a 12-foot sewer through Altadena  Valley.

It wasn't until construction reached the Cahaba River  at Highway 280 in late 2000 (at which point the County needed to  purchase the right of way for the land in order to drill underneath the  river) that the project was exposed to an angry public. By then, the  County had already let four contracts totalling $60 million without any  public discussion, nor the financial disclosure required by the  Environmental Protection Association (EPA).



Планы, как говориться, планами, но такие деньги на дороге не валяются и для запуска работ нужны они прямо сейчас, а не через пятнадцать лет. Старым и проверенным способом финансирования подобного рода строительных работ по расширению инфраструктуры являются муниципальные облигационные займы к помощи которых и решили прибегнуть чиновники округа Джефферсон. Для того, что бы понимать весь механизм выпуска облигаций кратко обрисую, как он работает в США. Для начала надо пояснить, что продажа облигаций напрямую покупателям не практикуется, что означает участие как минимум нескольких посредников при эмиссии долговых бумаг.

Первым посредником, как правило, является так называемый "bond counsel", который определяет чистоту выпуска (кто конкретно является ответчиком по долгам) и налоговый статус бумаг - доход по муниципальным бумагам исключается из уплаты федеральный налогов (этим самым правительство стимулирует инвестиции в инфраструктуру).

Следующим по списку идет финансовый советник ("financial adviser") определяющий стратегию (суммы, способы погашения, доходность) займа и описывающий его в терминах финансового рынка.

После изучения займа юристами (bond counsel) и финансистами (financial adviser) заем выкупается финансовым институтом, который называется "подписант" (underwriter), который, собственно говоря, и производит продажу бумаг на рынке (осуществляет подписку). Из-за частого злоупотребления ролями финансового советника и подписанта, когда эти роли игрались одной компаний, Конгресс США принял закон Додда-Франка (DODD-FRANK WALL STREET REFORM AND CONSUMER PROTECTION ACT), прямо запрещающий подобную практику. На этом или предыдущем этапе муниципалитетам (и не только им) предлагалась сделка по т.н. interest rate swap (подробно с примерами можно посмотреть здесь и здесь).

Основная цель такой сделки - снижение нагрузки при обслуживании долга и именно этот пункт и стал тем "чертиком из табакерки", похоронившем под ВНЕЗАПНО возросшими ставками округ Джефферсон.

При этом важно помнить еще про один момент - кредитный рейтинг, от показателя которого зависит ставка по которой заемщик получает деньги - чем рейтинг выше, тем ставка ниже. Как правило, крупные заемщики получают рейтинги крупных агентств типа Moody's или Fitch, мелкие заемщики просто продают займ местному банку безо всяких рейтингов.

На этапе продажи облигаций заемщик может приглядывать за ходом торгов, для определения того, по какой цене они продаются. К примеру, может получиться так, что цены на облигации будут выше ожидаемого и это может означать что "подписант" не доплачивает заемщику сумму, которую готовы бы были внести покупатели долговых обязательств или просто продает долг аффилированным структурам (как правило хедж-фондам) по низким ценам, которые затем перепродают их уже по рыночной цене и делают таким образом финансовую "очистку" полученной "прибыли".

После поступления денег от продажи долговых обязательств, прохождения проверки от налоговой службы можно приступать к запланированным работам не забывая при этом пунктуально выплачивать запланированные платежи держателям долговых обязательств. Небольшое пояснение - проверка со стороны налоговой службы связана с тем, что полученные после размещения облигаций имеющих статус tax-exempt нельзя тратить на проекты, связанные с извлечением прибыли.

Таким образом, шишек уже можно набить на этапе поиска финансирования проекта, не говоря уж про само ведение проекта. "Финансовая бомба", конечно, еще даст о себе знать, но как только настала пора приступать к работам выяснилось, что весь процесс легко описывается словами "кто в лес - кто по дрова" (вспомним про работы, которые шли параллельно судебному процессу 93-го года).

Первым под шквал критики попал Джек Сван (Jack Swann), возглавлявший департамент окружающей среды округа Джефферсон, в ведении которого находилась координация всех работ по проекту. Разбирательства дела быстро довели Свана до суда с материалами которого можно ознакомиться здесь.

Затем "под раздачу" стали попадать все больше и больше чиновников, которые принимали участие в формировании проектов расширения и строительства канализации и систем водоочистки. Вот краткий список попавших под разбирательство фигурантов




(картинка кликабельна)


Пока шли судебные разбирательства по чиновникам - произошел отложенный взрыв - в 2008 году посыпались финансовые рынки и сработали те свопы, на которые подписали округ финансовые консультанты и, соответственно, выросла сумма долга и платежи.

Учитывая то, что платежи по облигациями обеспечивались не за счет налогов, а за счет поступлений от граждан в качестве оплаты за воду - выросли и коммунальные платежи.

-- As nighttime temperatures plunged in Birmingham, Alabama, last October, Dora Bonner had a choice: either pay the gas bill so she could heat the home she shares with four grandchildren, or send the Birmingham Water Works a $250 check for her water and sewer bill. Bonner, who is 73 and lives on Social Security, decided to keep the house from freezing.

"I couldn't afford the water, so they shut it off,"' she says.

Bonner's sewer bills have risen more than fourfold in the past decade. So have those of others in Jefferson County, which has 659,000 residents and includes Birmingham, the state's largest city.


К разбирательствам подключились ФБР и Комиссия по ценным бумагам, которые заподозрили представителя округа Ларри Лэнгфорда (Larry Langford) в заключении невыгодной для округа сделке с финансовыми посредниками, что и привело к росту задолженности и, как следствии, невозможности этот самый долг обслуживать. Подробные данные по проведенной сделке можно взять вот из этого уголовного дела.



Langford said in 2005 that the swaps would save $214 million -- an assumption based on the county and its bond insurers maintaining their credit ratings.

"You know, I get the impression that people think a bunch of rubes in Alabama shouldn’t be smart enough to utilize these swaps," he told Bloomberg News that year.

The county later hired financial adviser James White of Birmingham-based Porter, White & Co., who estimated that the commission’s cost for the swaps, $120.2 million, was as much as $100 million too high, based on prevailing rates.



(картинка кликабельна)


Рост коммунальных платежей еще можно было бы пережить, но из-за необходимости экономии округу пришлось "резать по живому" - сокращать расходы бюджета и рабочие места



To reduce expenses, the county cut more than $30 million from its budget, laid off 500 employees, closed four satellite courthouses and curtailed some law enforcement services, among others cutbacks. “There’s not a department in the entire county that hasn’t suffered Draconian cuts,” Carrington said.




Особенно интересно взглянуть на список крупнейших держателей долговых обязательств, которые, скорее всего, частично потеряют свои инвестиции из-за удачных советов, приведших к кризису платежей.

Странно, конечно, что одни муниципальные облигации существуют аж с 1868 года и приносят существенный вклад в развитие инфраструктуры и общества в целом, другие же, наоборот, разрушают его.

(с) Alexander Stikhin