Борьба редакции «Голос Америки» (Voice of America) за независимость поднимает вопрос о роли государства в поддерживаемых правительством СМИ


Журналисты, ученые, организации по свободе СМИ и даже высокопоставленные республиканцы были встревожены назначением кандидата Дональда Трампа (Donald Trump) Майкла Пака (Michael Pack) на пост руководителя Агентства США по глобальным медиа (US Agency for Global Media, USAGM), которое контролирует финансируемые государством международные СМИ.

Пак был назван союзником Стива Бэннона (Steve Bannon), руководителя ультраправого СМИ Breitbart News. В течение двух недель после своего официального назначения 4 июня Пак провел «чистку» руководителей четырех финансируемых государством новостных организаций – Ближневосточного вещания (Middle East Broadcasting), Радио Свободная Азия (Radio Free Asia), Радио Свободная Европа/Радио Свобода (Radio Free Europe/Radio Liberty) и Фонда открытых технологий (Open Technology Fund). Сейчас против него подан иск бывшими членами консультативных советов этих организаций, которые утверждают, что это массовое увольнение нарушает федеральные гарантии журналистской независимости.

Директор и заместитель директора «Голоса Америки» подали в отставку 2 июня за два дня до того, как Пак вступил в должность. Радиосеть, которая является крупнейшей и самой известной международной новостной организацией, финансируемой США, также имеет установленный законом «брандмауэр», призванный защитить ее редакционную независимость. Тем не менее, VoA также обязана размещать «редакционные статьи», которые представляют точку зрения правительства США – редакционные статьи, которые, по решению Пака, теперь должны располагаться на более видном месте.

Сообщается, что журналисты VoA серьезно обеспокоены тем, что Пак намеревается «вмешаться в работу независимого отдела новостей VoA и превратить его в протрамповскую новостную машину». Эти опасения, вероятно, усугубляются недавними законодательными изменениями, позволяющими VoA вещать внутри страны, что ранее было запрещено законами о «борьбе с пропагандой», принятыми во времена холодной войны.

Но, пожалуй, самой очевидной причиной для беспокойства являются все более напряженные отношения VoA с Белым домом. В начале этого года критика Трампа в адрес VoA усилилась, когда он заявил, что его журналисты распространяют «китайскую пропаганду» о коронавирусе. Затем, незадолго до назначения Пака, журналисты VoA, воспользовавшись запросом о свободе информации, обнаружили, что Центр по контролю и профилактике заболеваний (Centers for Disease Control and Prevention) направил сотрудникам электронное письмо с указанием игнорировать запросы от журналистов VoA.

Как же отреагируют журналисты VoA на новое назначение Пака? Во вступительном письме, направленном сотрудникам государственных медиа-организаций, Пак подчеркнул свою приверженность соблюдению устава VoA и независимости ее «героических» сотрудников по всему миру. Затем Белый дом выпустил пресс-релиз, в котором утверждалось, что обнадеживающее послание Пака получило «положительную реакцию в подавляющем большинстве случаев» от журналистов и получателей грантов, «которые лично связались с ним и откровенно поздравили его».

Один из них даже сказал: «Я уверен, что с вашим приходом мы сможем омолодить наше агентство, избавиться от любой предвзятости и ангажированности, и сможем адекватно транслировать образ и идеи Америки во внешний мир».

Запутанная миссия


Наше недавно опубликованное исследование показывает, что назначение Пака вряд ли будет воспринято с энтузиазмом многими журналистами VoA. В течение последних пяти лет мы изучали отношения между журналистами различных поддерживаемых государством информационных агентств и странами, которые их финансируют. Журналисты VoA, с которыми мы беседовали, сказали, что они уже давно серьезно обеспокоены выдвижением Пак и отношением их организации к администрации Трампа.

Изначально их беспокойство было вызвано печально известными плохими отношениями Трампа со СМИ в сочетании с другими законодательными изменениями (принятыми в конце правления Обамы), которые лишили регулирующей силы двухпартийный Совет управляющих по вопросам вещания (Broadcasting Board of Governors). Как сказал один из них:

Мы все видели, что произошло во время [избирательной] кампании и различные нападки президента на СМИ.

Среди журналистов существовало опасение... что [без посредничества BBG] будет какое-то реальное внимание к тому, как VoA может достичь аудитории по всему миру, и, возможно, к тому, как Белый дом может воспользоваться этим".

Однако журналисты VоА также считали, что радиосеть уязвима для политического вмешательства из-за особых противоречий в Уставе VоА. Устав обязывает журналистов сети предоставлять «точные, объективные и всесторонние» новости, при этом «ясно и эффективно представляя политику Соединенных Штатов».

Устав гласит, что материалы VoA должны включать «ответственные дискуссии и мнения» по поводу этой политики, а не просто представлять взгляды «одного сегмента американского общества». Но это неизбежно означает, что, как выразился один из редакторов, журналисты освещают международные новости «через призму политики правительства Соединенных Штатов».

Похоже, что «красной чертой» для журналистов новостей VoA является их способность принимать редакционные решения без явного вмешательства со стороны правительства США. Действительно, некоторые из них сказали нам, что они уже решили уйти в отставку, если администрация попытается использовать назначение Пака для ограничения их редакционной независимости. Однако журналисты VoA не одиноки в том, что испытывают серьезные этические проблемы, связанные с их отношениями с финансирующим их государством.

Тяжелая длань федерального правительства


Наше исследование показывает, что ряд событий в период 2015-2018 годов привел к тому, что журналистам других международных СМИ, финансируемых государством, становится все труднее избежать столкновения со своей ролью в дипломатической борьбе за влияние.

Наиболее очевидным примером этого являются международные СМИ, финансируемые Китаем, премьер-министр которого применяет все более централизованный и контролирующий подход к финансируемой государством журналистике. Журналисты, работающие на China Global Television Network (CGTN), которые ранее имели гораздо больше свободы действий, чем их коллеги из других СМИ, поддерживаемых Китаем, были глубоко расстроены растущей цензурой и другими видами вмешательства. Это поставило под угрозу их самоощущение как «журналистов», а один из них даже сказал, что беспокоится о том, что сеть подталкивают «к пропаганде».

В отличие от этого, мы не нашли доказательств того, что правительство Великобритании вмешивалось в редакционные вопросы. Однако его явное представление щедрого финансирования Всемирной службы Би-би-си в терминах интересов безопасности Великобритании серьезно обеспокоило некоторых журналистов, особенно тех, кто работает в чувствительных областях, таких как бывшие британские колонии.

Хотя правительство Катара, похоже, не перестроило и не изменило свои отношения с Al Jazeera English, его журналисты остро осознали свою причастность к международной борьбе во время дипломатического кризиса в Персидском заливе, когда соседи Катара и их союзники потребовали от Катара закрыть сеть.

Журналисты, работающие во всех этих финансируемых государством новостных организациях, изо всех сил пытались примирить свое понимание дипломатической роли с идеалами журналистской независимости. Однако независимо от того, насколько напряженными становились отношения с финансирующими их правительствами, и насколько скомпрометированными иногда чувствовали себя журналисты, было очень необычно, что они уходили в отставку или объединялись для массового сопротивления давлению государства.

Более того, мы обнаружили, что активное сопротивление происходило только тогда, когда журналисты боялись, что они потеряют всякий авторитет в глазах журналистов за пределами своей новостной организации, что нанесет серьезный ущерб их собственным карьерным перспективам. Поэтому не следует недооценивать решение двух самых высокопоставленных руководителей VoA уйти в отставку незадолго до назначения Пака.

Вместо того чтобы сопротивляться давлению со стороны правительства, мы обнаружили, что журналисты склонны использовать то, что мы называем «легитимизирующими нарративами» (legitimising narratives), чтобы убедить себя и других в том, что их работа все еще имеет смысл. Во-первых, они сравнивали себя с общим «иным» – Russia Today, утверждая, что они не распространяют «государственную пропаганду», как RT, потому что говорят правду. В другое время они говорили о ресурсах и доступе, которые дает им государственное финансирование для проведения морально важных, но трудоемких и дорогостоящих расследований – деньги, которые все больше исчезают в коммерческих новостных агентствах.

Наконец, журналисты говорили о концепции «мягкой силы» –  и о том, что правительство финансирует их новостные издания, чтобы они «хорошо выглядели» за рубежом. По мнению журналистов, эта «мягкая сила» может сработать только в том случае, если их новостное издание будет восприниматься как независимое и заслуживающее доверия. Поэтому, по их словам, они были достаточно уверены в том, что государство вряд ли будет и дальше ущемлять их свободу в будущем. Последние события в VoA показывают, что эта уверенность, возможно, была неуместной.

Перевод статьи Voice of America struggle for independence highlights issue of state role in government-backed media

12.07.2021

 Alexander (c) Stikhin