Китай пытается нейтрализовать финансовое оружие Запада


Обеспокоенный санкциями против России, Пекин стремится создать собственную международную платежную систему


Замораживание половины золотовалютных резервов России стало шоком для Москвы и нежелательным сюрпризом для Пекина. Этот шаг подчеркнул неприятную для Китая правду, крупнейшего в мире держателя иностранных резервов: в один прекрасный день его международные активы тоже могут стать целью.

Несмотря на санкции США в отношении десятков китайских корпораций, включая Huawei и ZTE, китайские политические советники никогда не верили, что Вашингтон зайдет так далеко и поставит под удар всю мировую финансовую систему.

Однако ситуация изменилась самым радикальным образом – всего за месяц Соединенные Штаты прошли путь от изъятия 7 миллиардов долларов у центрального банка Афганистана, контролируемого талибами, до введения санкций против России и замораживания порядка 300 миллиардов долларов из 640 миллиардов долларов золотовалютных резервов.

По состоянию на январь Китай держал порядка трети своих резервов в казначейских облигациях США – более половины резервов Китая номинированы в долларах, согласно последним данным, опубликованным Государственной администрацией по валютным операциям (State Administration of Foreign Exchange, SAFE), по состоянию на 2016 год этот показатель составлял 59%. Варианты разбивки золотовалютных резервов по типам используемых инструментов являются предметом бурных обсуждений в Китае, а защита китайской финансовой системы от последствия санкций могут иметь далеко идущие последствия для мировой экономики.



«Мы в шоке и не ожидали, что США в один прекрасный день заморозят валютные резервы страны. Это действие в корне подорвало доверие страны к международной валютной системе. Теперь вопрос в том, если США перестанут играть по правилам, что может сделать Китай, чтобы гарантировать безопасность своих иностранных активов? У нас пока нет ответа, и мы должны хорошо подумать над этим вопросом», заявил Nikkei Asia Ю Юндин (Yu Yongding), известный экономист и бывший советник Народного банка Китая (People's Bank of China), говоря о замораживании российских резервов.


Когда в ответ на неспровоцированное вторжение Путина в Украину Запад решил отключить семь российских банков от системы международных платежей SWIFT – этот шаг обычно считается «ядерным вариантом» финансовых санкций – Китай был «удивлен», хотя и предвидел такую возможность, сообщили Nikkei бывшие китайские чиновники и правительственные советники.

Китай полагал, что Россия, на которую приходится 2% мировой торговли, заставит Запад быть осторожным в отношении санкций. В сочетании с замораживанием российских резервов это решение показало, что Вашингтон готов использовать финансовые инструменты в качестве одного из аргументов оказания давления, ну а Китаю необходимо подготовить план Б.

«Санкции против России – это пример для Китая. Если США намерены ввести санкции против Китая, то они могут использовать подобные инструменты давления – поэтому мы должны быть готовы к такому развитию событий», заявил Хэ Вэйвэнь (He Weiwen), бывший китайский дипломат в США, в настоящее время старший научный сотрудник Центра Китая и глобализации (Center for China and Globalization, CCG), аналитического центра в Пекине.

Дебаты об альтернативе доминированию доллара начались еще в 2012 году, когда иранские банки были отключены от SWIFT. Затем возникла угроза санкций SWIFT в отношении России в 2014 году после захвата Крыма и части восточной Украины.

Китай столкнулся с возможностью отключения от мировой финансовой системы в 2020 году, когда Пекин ввел закон о национальной безопасности в Гонконге, а китайским банкам было рекомендовано отказаться от SWIFT. Хотя в результате ни один китайский банк не подвергся санкциям, эти события положили начало дискуссии о том, что может сделать Китай, если его исключат из системы.


Пока что альтернатив не так много – в 2015 году Китай запустил свою собственную систему трансграничных межбанковских платежей (Cross-border Interbank Payment System, CIPS), которая должна способствовать глобальному использованию юаня – этот инструмент всерьёз рассматривался как альтернатива, способная заменить SWIFT.

Однако CIPS развивалась медленно, в основном из-за экономической модели Пекина, основанной на контроле за движением капитала, в результате чего юань не обладает полной конвертируемостью и несовместим с заявленной CIPS целью широкого распространения национальной валюты.

Сейчас, когда геополитическая напряженность стремительно нарастает, китайские эксперты призывают Пекин диверсифицировать свои активы, номинированные в долларах, ускорить международное хождение национальной валюты и применение цифрового юаня в трансграничных платежах, а также стремиться к ликвидации гегемонии доллара в финансовой сфере.

Ядерный вариант?


Основанная в 1973 году для замены телекса, система SWIFT, или Общество всемирных межбанковских финансовых каналов связи (Society for Worldwide Interbank Financial Telecommunication), имеет решающее значение для международной торговли и финансов, поскольку позволяет частным лицам и компаниям в одной стране направлять платежи и переводы контрагентам в другой. Она контролируется центральными банками стран Большой десятки (G-10), а также Европейским центральным банком (European Central Bank).

SWIFT редко блокирует банки или финансовые учреждения, но, если Европейский Союз вводит санкции против конкретного субъекта или страны, SWIFT обязан их соблюдать, поскольку его главным контролером является Национальный банк Бельгии (National Bank of Belgium). Запрет SWIFT в отношении Ирана в 2012 году был беспрецедентным, и когда в 2014 году был предложен вариант отключения России от SWIFT, тогдашний премьер-министр России Дмитрий Медведев сказал, что такой шаг был бы равносилен «объявлению войны».

«Отключение SWIFT – это все равно, что отключение Wi-Fi, но вы всегда можете подключить 4G, чтобы получить доступ к интернету. Помимо SWIFT есть и другие варианты – всегда можно вернуться к телексу, но, когда вы обрабатываете тысячи платежей каждый день, это невозможно, потому что телекс не автоматизирован, а контрагенты могут больше не принимать телекс», заявил Nikkei Андре Кастерман (Andre Casterman), бывший управляющий директор SWIFT.

Банки, отключенные от SWIFT, могут договориться о двустороннем способе обмена инструкциями, но накладные расходы будут огромными, поскольку им придется заново налаживать процесс с каждым контрагентом, согласовывая массу вопросов, от обменного курса до вопросов безопасности и формата, заявил Кастерман. Стоимость будет ещё выше, если страна захочет заключить подобные соглашения с несколькими странами, добавил Кастерман, который сейчас является основателем и управляющим директором Casterman Advisory.

Российские компании, находящиеся под санкциями, по-прежнему могут использовать CIPS для оформления сделок купли-продажи в Китае. Однако если такая компания захочет купить, скажем, 1 000 iPhone в США, ей будет сложно это сделать, поскольку китайский банк должен будет использовать SWIFT для оплаты американскому контрагенту. Это раскрыло бы данные российской организации, покупающей iPhone, комментирует Виктор Ших (Victor Shih), доцент Школы глобальной политики и стратегии Калифорнийского университета в Сан-Диего (School of Global Policy and Strategy at the University of California, San Diego).

«Конечно, один из способов обойти существующие ограничения – поручить покупку сторонней компании в Китае. Скорее всего, так и происходит, но, если китайская компания осуществляет закупки на миллиарды долларов от имени российских организаций, то это рано или поздно станет известно», утверждает Ших.

Хэ Вэйвэнь из CCG считает, что китайские банки не стали бы предоставлять России финансовые услуги для закупок оружия. Но продукция гражданского и военного назначения представляет собой проблему – если Запад истолкует сделку по закупке продукции двойного назначения как имеющую военные последствия, против китайских банков могут быть введены вторичные санкции.

Сегодня SWIFT объединяет более 11 000 финансовых учреждений из более чем 200 стран – она не располагает активами и не проводит расчеты по сделкам, но служит безопасным и надежным средством при проведении финансовых операций. Главное в SWIFT то, что, подключившись к системе, вы получаете доступ ко всем подключенным к ней банкам.

Джерард ДиПиппо (Gerard DiPippo), старший научный сотрудник программы экономики Центра стратегических и международных исследований (Economics Program at the Center for Strategic and International Studies), заявил Nikkei, что отключение всех банков страны от SWIFT подобно применению «тактического ядерного оружия».

«Самым экстремальным действием будет исключение из системы крупных банков и запрет на операции с ними. А по-настоящему серьезным шагом было бы исключение центрального банка – это фактически это акт, запрещающий доступ центрального банка к любой иностранной валюте. Если говорить о неком «ядерном варианте», то мне было бы странно, если бы США или их союзники имели набор санкций, состоящий только из санкций в отношении SWIFT и ничего больше. SWIFT – это лишь составная часть пакета ограничений, а не весь пакет», добавил ДиПиппо.

Если бы Запад ввел санкции против большего числа стран, мир разделился бы на тех, кто пользуется SWIFT, и тех, кто не пользуется, поскольку те, кто стремится избежать американского клиринга, согласились бы платить в других валютах и стимулировали бы интернационализацию другой валюты, например юаня, говорят эксперты.

«Я не думаю, что мы увидим появление системы, подобной SWIFT, поскольку метод SWIFT, когда сеть осуществляет только обмен сообщениями, на мой взгляд, немного устарел, но крупные страны, такие как Китай и Россия, пригласят страны, попавшие под санкции, подключиться к их собственным системам», заявил бывший директор SWIFT Кастерман.

CIPS: инструмент защиты Китая от санкций


Еще в 2012 году Китай начал готовиться к возможному столкновению с Западом – через месяц после исключения Ирана из SWIFT из-за ядерной программы Тегерана Пекин объявил о планах по разработке CIPS во имя «содействия интернационализации юаня» (promoting the internationalization of renminbi).

Три с половиной года спустя, после отрывка триумфальной музыки в пасмурное и прохладное осеннее утро, четыре китайских чиновника, включая бывшего главу Комиссии по ценным бумагам Китая (China Securities Regulatory Commission) Лю Шию (Liu Shiyu), нажали на большой хрустальный шар на церемонии в Шанхае, чтобы официально запустить систему.

CIPS позволяет оффшорным банкам связываться с банками материкового Китая для обеспечения доступа к рынку юаня и проведения расчетов. Он также призван способствовать более широкому использованию юаня среди стран, участвующих в инициативе «Один пояс – один путь» (One Belt One Road).

Но огромным недостатком CIPS является то, что в расчетах преобладает юань, хотя он поддерживает и расчеты в гонконгских долларах. Это основная причина, по которой CIPS не получила широкого распространения – юань не является полностью конвертируемым, поэтому он непривлекателен по сравнению с долларом, евро и иеной.

Одним из необходимых условий для распространения юаня в глобальном масштабе может стать полная либерализация движения капитала, но никто в Китае всерьез не верит, что Китай пойдет на этот шаг в обозримом будущем из-за рисков, которые это создаст для нынешней экономической модели Пекина.

Несмотря на увеличение объемов расчетов при помощи юаня за последнее десятилетие, его доля в глобальных платежах сильно отстает от доли доллара и евро, которые в феврале использовались в совокупности для 76,6% глобальных платежей. Юань использовался в 2,2% таких транзакций, что делает его пятой валютой, согласно данным SWIFT.

«Главный вопрос заключается не в том, какую службу обмена сообщениями вы используете, а в том, какие валюты вы используете для расчетов по транзакциям и какой риск конвертации валюты вы принимаете, и нужно ли это делать посредством американского доллара», утверждает Брайан О'Тул (Brian O'Toole), старший научный сотрудник Атлантического совета (Atlantic Council) и бывший старший советник директора Управления по контролю за иностранными активами (Office of Foreign Assets Control).

«В конце концов, если вы не можете использовать полученную валюту и не можете легко конвертировать ее, или вы теряете кучу денег на конвертации, потому что кто-то должен брать на себя валютный риск, тогда подобная система не имеет никакого смысла», добавил О'Тул.

Чтобы сделать CIPS серьезной альтернативой SWIFT, Китаю придется разрешить прямое участие оффшорных компаний, что, вероятно, будет означать потерю контроля над юанем, заявил ДиПиппо из CSIS.

В отличие от SWIFT, участники CIPS делятся на прямых участников, которые имеют специальные счета и могут напрямую отправлять и получать сообщения через платформу, и косвенных участников, которые имеют непрямой доступ к услугам и должны обмениваться информацией с прямыми участниками через SWIFT.

К концу марта CIPS насчитывала 76 прямых участников. В основном это были китайские банки и их зарубежные филиалы. В число участников также входили китайские филиалы нескольких иностранных банков и Центральное подразделение денежных рынков Гонконга (Hong Kong's Central Moneymarkets Unit) – системы клиринга и расчетов по долговым ценным бумагам, принадлежащей Валютному управлению Гонконга (Hong Kong Monetary Authority).

Хотя использование CIPS неуклонно росло на протяжении многих лет, по состоянию на март его ежедневное использование составляло 14, 150 транзакций, что является мизерным по сравнению с ежедневным средним показателем SWIFT, составляющим более 40 миллионов сообщений.

Китайские чиновники заявили, что CIPS должна в первую очередь сконцентрироваться на интернационализации юаня, после чего она может быть распространена на другие валюты и стать китайским финансовым шлюзом для мультивалютного клиринга.

Для проведения платежей и клиринга в иностранной валюте в Китае существует Китайская система валютных платежей (China Foreign Exchange Payment System), которая позволяет национальным финансовым учреждениям проводить клиринг иностранной валюты через центральный банк, причем этот процесс осуществляется полностью внутри Китая без контроля со стороны стран-эмитентов валюты.

Достаточно ли CIPS?


Наблюдая разрушительный эффект санкций на российскую экономику, китайские эксперты обсудили возможные контрмеры для смягчения потенциальных санкций со стороны Запада.

На семинаре в Пекине в марте Го Ли (Guo Li), заместитель декана юридического факультета Пекинского университета (Peking University Law School), заявил, что для противодействия финансовым санкциям, особенно со стороны США, Китай должен создать специальные банки или использовать бартерную систему для бизнеса, связанного с санкциями, в краткосрочной перспективе, продвигать CIPS и цифровой юань в среднесрочной перспективе, а в долгосрочной перспективе попытаться ликвидировать гегемонию американского доллара.

Бывший высокопоставленный чиновник центрального банка Китая заявил Nikkei, что выделенные линии для трансграничных платежей и расчетов между материком, Гонконгом и Макао также могут быть вариантом смягчения возможных ограничений со стороны США.

Между тем, китайские директора в SWIFT могли бы войти в соглашение с другими директорами и добиваться реформы корпоративного управления SWIFT по ограничению «зоны действия американской юрисдикции», заявил один чиновник, попросивший не называть его имени, поскольку он не уполномочен обсуждать эту тему.

В течение многих лет ведущий экономист Ю Юндин выступал за режим плавающего обменного курса, осторожный подход к либерализации движения капитала, диверсификацию валютных резервов, интернационализацию юаня на основе рыночных подходов и сбалансированную торговлю с США в ответ на возможные американские финансовые санкции.

В 2018 году Китай начал торговлю фьючерсными контрактами на сырую нефть в Шанхае, номинированных в юане – эта попытка расширения рыночной власти путем номинирования цен в национальной валюте и использование юаня на международном уровне ознаменовала собой первый случай, когда иностранным трейдерам было разрешено осуществлять торговлю на китайском рынке товарных фьючерсов.

Согласно последним сообщениям, Саудовская Аравия рассматривает возможность продажи нефти в Китай, которая будет осуществляться в юанях. Китай покупает более 25% экспортируемой Саудовской Аравией нефти. Если оплата будет производиться в юанях, а Саудовская Аравия направит вырученные юани в китайские государственные облигации, то эти сделки потенциально приведут к возникновению петроюаневой торговли (petroyuan trade), что придаст юаню значительный импульс и, возможно, побудит другие страны последовать примеру Саудовской Аравии, отмечают в своей записке аналитики Австралийской и Новозеландской банковской группы (Australian and New Zealand Banking Group).

Такой шаг также может способствовать росту доли юаня в мировых валютных резервах. По данным Международного валютного фонда (International Monetary Fund), в четвертом квартале прошлого года на долю юаня приходилось 2,8% мировых резервов, что несколько выше, чем в третьем квартале.

В прошлом году центральный банк Китая создал совместное предприятие со SWIFT (CIPS является одним из акционеров) для продвижения интернализации юаня и развития национальной цифровой валюты.

«Мы должны активно распространить CIPS с помощью SWIFT для создания глобальной системы клиринга и расчетов по юаню. В этом случае, даже если SWIFT отключит Китай, то не составит труда сформировать альтернативную сеть служб обмена сообщениями», заявил Ван Юнли (Wang Yongli), бывший вице-президент Банка Китая и бывший член правления SWIFT, в комментарии после создания совместного предприятия.

В прошлом месяце Анатолий Аксаков, глава финансового комитета нижней палаты российского парламента, заявил, что Россия и Китай работают над сопряжением российской и китайской систем обмена финансовыми сообщениями.

Народный банк Китая не ответил на запрос Nikkei с просьбой прокомментировать эти планы.

Уже много лет китайский цифровой юань – цифровая версия наличных денег, поддерживаемая центральным банком, и криптовалюты рассматриваются как инструменты для ослабления SWIFT.

«Электронный юань сделает трансграничные платежи более дешевыми и эффективными, поэтому в этом смысле он, вероятно, будет превосходить существующую систему корреспондентских банков и CIPS», утверждает Диана Чойлева (Diana Choyleva), главный экономист компании Enodo Economics, специализирующейся на Китае.

Влияние электронного юаня, вероятно, будет заключаться в том, что при использовании в странах, которые Китай хочет включить в свою сферу влияния, Центральный банк Китая будет иметь такой контроль над операциями, при котором Пекин может рассмотреть вопрос о разрешении свободного движения капиталов, что в настоящее время является основным препятствием для интернационализации юаня, добавила Чойлева.

Но некоторые эксперты говорят, что электронный юань может не сработать, если его не сделать совместимым с другими цифровыми валютами центральных банков при проведении торговых операций без использования американского доллара. В противном случае проблема того, что юань не является полностью конвертируемой валютой, останется нерешенной.

ДиПиппо из CSIS задается вопросом: «Даже если есть трансграничное использование, почему вы ожидаете, что банки двух или трех стран захотят торговать беспроцентной версией цифровой наличности для совершения операций друг с другом, если они фактически не могут хранить большие суммы у себя на балансе? Теоретически криптовалюты можно использовать в незаконных целях, например, для обхода санкций, но на практике технологические барьеры, рыночные структуры и ограниченная ликвидность затруднят масштабный обход санкций с помощью криптовалют».

Другие высказывают аналогичные соображения – бывший высокопоставленный сотрудник Казначейства США Марк Собел (Mark Sobel), ныне председатель Форума официальных валютно-финансовых институтов США (Official Monetary and Financial Institutions Forum), заявил, что Россия может попытаться подключиться к CIPS, чтобы обойти SWIFT и американские санкции, но возможности для этого ограничены.

«Доллар является доминирующей мировой валютой, которая используется в большом количестве финансовых транзакций (сетевой эффект), и сейчас и в обозримом будущем существует мало эффективных альтернатив положению доллара», прокомментировал Собел.

«Общий консенсус сейчас таков, что CIPS не может решить проблему при отсутствии доступа к системе SWIFT, и Китай не будет рисковать, помогая России», заявил Ши Иньхун (Shi Yinhong), советник Госсовета Китая (China's State Council) и профессор пекинского Университета Ренмин (Beijing's Renmin University of China).

Китайские валютные резервы под угрозой?


Выступая 6 апреля перед Комитетом Палаты представителей по финансовым услугам (House Committee on Financial Services), министр финансов США (U.S. Treasury Secretary) Джанет Йеллен (Janet Yellen) заявила, что администрация президента Джо Байдена будет готова применить весь арсенал санкций против Китая, если он нападет на Тайвань.

«Я считаю, что мы показали, что можем причинить массу проблем агрессивным странам, о чем свидетельствуют санкции против России. Я думаю, вы не должны сомневаться в нашей способности и решимости сделать то же самое в других ситуациях», заявила Йеллен.

По словам ДиПиппо, если Китай нападет на Тайвань, от SWIFTмогут быть отключены не только китайские банки, но и Центральный банк Китая.

«В случае реализации «тайваньского сценария», который не является предопределенным, но возможным, произойдет фактическое военное столкновение Китая с США, и эта ситуация коснется всех – потому что, если дело дойдет до прямого столкновения, то я могу предположить, что политическая система США и другие воюющие страны не смогут найти политических обоснований для продолжения операций с Китаем», заявил ДиПиппо.

Если в будущем против Китая будут введены санкции по типу российских, осмелятся ли США заморозить валютные резервы Китая в размере 3,21 триллиона долларов? Большая часть этих резервов хранится в США и Европе, заявил бывший вице-президент Банка Китая Ван Юнли (Wang Yongli) в недавней статье.

«Действительно ли Китай нуждается в корректировке и снижении своих валютных резервов, и может ли он это сделать? Этот вопрос чрезвычайно важен и чувствителен в нынешней международной обстановке, и его необходимо тщательно изучить», задался вопросом Ван.

Ван также опроверг недавние аргументы о том, что Китай может продать свои американские облигации или увеличить долю золота. Он отметил, что найти покупателей на облигации на триллионы долларов в сжатые сроки будет невероятно трудно, несмотря даже на сниженные цены. Что касается золота, то, по его словам, поспешная скупка золота на триллионы долларов чревата огромными потерями. Кроме того, по его словам, купленное золото может быть заморожено или конфисковано, если его немедленно не вывезти.

«Что еще более важно, стоимость использования золота для международных платежей намного выше, чем стоимость использования суверенной валюты – это неосуществимый вариант, и его можно использовать только в крайнем случае после исключения из денежной системы Запада», указал Ван в своей статье.

Но Китай в последние годы медленно диверсифицирует свои валютные резервы и скупает золото, чтобы застраховаться от доминирования доллара, согласно данным SAFE. Согласно последним обнародованным Китаем данным, в 2016 году доля долларовых резервных активов составляла 59%, что ниже среднего международного показателя, составлявшего в то время более 65%. Объем долговых обязательств США остается более или менее стабильным – по состоянию на январь Китай держал 1,06 триллиона долларов американского долга, что делает его вторым по величине держателем после Японии.

Приспосабливаясь к угрозе замораживания своих валютных резервов, Центральный банк Китая, вероятно, переместит большую часть своего портфеля в нетрадиционные альтернативы, такие как суверенный долг развивающихся рынков и реальные активы, сказал Марк Уильямс (Mark Williams), главный экономист по Азии Capital Economics, в своем недавнем отчете. Уильямс добавил, что до тех пор, пока Центральный банк Китая хочет продолжать управлять обменным курсом, бОльшая часть его активов должна оставаться на западных рынках.

«Альтернативы рискованны, и есть причина для Центрального банка Китая держать значительное количество американской валюты в течение длительного времени вместо того, чтобы инвестировать её в другие места. Китаю очень нужны эти деньги, например, для спасения компаний, занимающихся недвижимостью – Китай должен быть уверен, что у него есть буфер», заявил О'Тул из Атлантического совета.

О'Тул также сказал, что США будут очень осторожны в вопросе замораживания валютных резервов Центрального банка Китая, чтобы не навредить собственному экономическому росту, по сути, перекрыв торговлю с Китаем.

Даже если иностранные резервы Китая не подвергаются непосредственному риску, глобальный финансовый ландшафт, похоже, станет более нестабильным. Страны, попавшие под санкции, могут выбрать ту или иную сторону для торговли и инвестиций – Россия уже призвала группу развивающихся экономик БРИКС расширить использование национальных валют и интегрировать платежные системы. По сообщениям, индийское правительство также рассматривает предложение об использовании российской системы SPFS, российского варианта SWIFT, запущенной в 2014 году, для осуществления финансовых операций с нефтью и вооружениями.

На повестку дня, таким образом, вынесен вопрос: если Запад продолжит вводить финансовые санкции против недемократического мира, произойдет ли раздробление мировой финансовой системы на две несвязанные друг с другом части?

Перевод статьи China scrambles for cover from West's financial weapons

Тэги: США, Китай, Санкции, Экономика

03.05.2022

Alexander (c) Stikhin