Как Ричард Никсон потряс мир 50 лет назад, отвязав американский доллар от золота и его шаг в одночасье изменил мировую валютную систему 


Пятьдесят лет назад в августе этого года президент Соединенных Штатов Ричард Никсон (Richard Nixon) выступил по телевидению прямо перед началом Бонанзы (Bonanza), популярного вестерн-сериала с канадцем Лорном Грином (Lorne Greene) в главной роли, и своим выступлением потряс весь мир.

Никсон отвязал доллар США от стоимости золота и этот шаг практически в одночасье изменил мировую валютную систему. В конечном итоге это привело к плавающим международным обменным курсам, которые используются сегодня.

Вспомните эти времена длинных кустистых бакенбард и широких лацканов. В 1971 году доллар был привязан к цене золота, установленной в 1946 году – 35 долларов США за унцию. Это сделало доллар переоцененным, что привело к тому, что американский экспорт стал дорогим для других стран, а импорт – дешевым. США впервые в 20 веке столкнулись с дефицитом торгового баланса.

Мировая экономика значительно расширилась, и доллар США использовался повсеместно. Хорошо иметь мировую валюту, но в обращении находилось в четыре раза больше долларов, чем у США было золотых резервов для их обеспечения. Бреттон-Вудская (Bretton Woods) система обменных курсов, названная в честь городка в Нью-Гэмпшире, где она была разработана после Второй мировой войны, исчерпала себя.

Инфляция росла. Безработица росла. Конкурентоспособность снижалась. Если инфляция заставит страны усомниться в ценности доллара, то может возникнуть спрос на золото. Это была бы сложная ситуация. США не смогли бы выполнить свое послевоенное обязательство и кризис нарастал.

Никсон хотел разорвать этот порочный круг и совместил свое неожиданное объявление по телевидению 15 августа с замораживанием зарплат и цен на 90 дней для сдерживания инфляции. Кроме того, была введена 10-процентная надбавка на импорт, чтобы заставить страны сесть за стол переговоров для заключения новых международных соглашений по торговле и денежно-кредитной политике.

«Это было сделано не только в одностороннем порядке, но и с огромной мотивацией», сказал Джеффри Гартен (Jeffrey Garten) в интервью Йельскому университету (Yale University) в прошлом месяце по поводу своей новой книги «Три дня в Кэмп-Дэвиде: как секретная встреча 1971 года изменила мировую экономику» (Three Days at Camp David: How a Secret Meeting in 1971 Transformed the Global Economy).

«Соединенные Штаты никогда не сталкивались с подобным – это был исключительный момент», «Эти изменения в политике имели огромные последствия. Трудно представить себе более масштабный экономический пакет, объявленный в одно время», говорит Гартен (Garten), почетный декан Йельской школы менеджмента (Yale School of Management Dean Emeritus).

Никсону нравилось быть смелым. Он только что объявил о поездке в коммунистический Китай после десятилетий отсутствия дипломатических связей, совершив переворот во внешней политике. Его шаг в денежно-кредитной сфере был воспринят как перехват инициативы, хотя Никсон не смог вернуться к фиксированной валютной системе, как он надеялся. Некоторые иностранные рынки колебались, привывыкая к новым реалиям, но в конечном итоге возобладало более тесное международное сотрудничество.


К северу от границы США новая ситуация не была столь шокирующей, как в некоторых других странах, потому что Канада уже по большей части отошла от золотого стандарта после Великой депрессии.

Канада ответила на инфляционное давление, вызванное спросом на канадские ресурсы во время Корейской войны, введением плавающего курса доллара в 1950 году, которое продолжалось до 1962 года, а затем снова вернулось в 1970 году, хотя Банк Канады иногда вмешивался в это «квази-плавающему курсу» (dirty float), чтобы повлиять на обменный курс, отмечает профессор экономики Университета Торонто (University of Toronto) Анджело Мелино (Angelo Melino).

«Главным последствием для Канады стала необходимость найти новый номинальный якорь для своей валюты», говорит Мелино, в своем ответе на вопросы по электронной почте. «Из-за наших тесных торговых связей с США мы пытались стабилизировать, следуя квази-плавающему курсу с американским долларом, что означало, что мы импортировали их монетарную политику». Как однажды заметил экономист Милтон Фридман (Milton Friedman): «Зачем все это делают!»

Результатом стало резкое увеличение количества банкнот канадского доллара и инфляция. Центральный банк пытался ограничить денежную массу, но в итоге остановился на свободном обращении, чтобы стимулировать независимую денежную политику. Это привело к тому, что банк установил низкий уровень инфляции в 2 процента, который сохраняется уже почти 30 лет.

Основные вопросы, которые первоначально возникли в Бреттон-Вудсе, остаются и сегодня, сказал по электронной почте Луи Поли (Louis Pauly), заслуженный профессор политической экономии Университета Торонто имени Стефана Дюпре (J. Stefan Dupré Distinguished Professor of Political Economy at the University of Toronto). К ним относятся: как обеспечить глобальную валютную стабильность, чтобы предотвратить новые войны, как позволить некоторые корректировки обменных курсов, чтобы предотвратить внутреннюю инфляцию или ущерб экспортерам, и при этом обеспечить большую международную финансовую взаимозависимость, сказал Поли.

«Когда либертарианцы утверждают, что такие вопросы больше не нужно задавать, но затем ищут личное убежище на тихоокеанских островах, в тайных бункерах или на супер-яхтах, то они не совсем уверены в своих утверждениях. Денежная история только кажется заумной», говорит Поли.

Перевод статьи How Richard Nixon rocked the world 50 years ago with just the greenback and gold

02.09.2021

 Alexander (c) Stikhin